Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новые зимовки птиц в обводненных районах пустынь

Область южных пустынь на территории Средней Азии характеризуется субтропическим типом атмосферной циркуляции (Алисов, 1956), безморозной и бесснежной зимой в самых южных прикопетдагских районах и обычно теплой зимой с коротким периодом зимних холодов и неустойчивым, нерегулярно ложащимся снежным покровом на большей части Каракумов, где водоемы, как правило, не замерзают. Такой характер зимы обусловил широкое развитие у птиц явления оседлости - 60,7% видов в составе фауны Каракумов (Рустамов, 1954). Многие виды птиц тех популяций, которые распространены в северных пустынях с их суровой морозной и снежной зимой, совершают перелеты или регулярно откочевывают к югу, в субтропики, относясь, таким образом, к категории перелетных. Те же самые виды птиц (например, чернобрюхие и белобрюхие рябки, балобаны, курганники, орлы-беркуты, филины и др.), принадлежащие к южнопустынным популяциям, оседлы и лишь периодически кочуют по району своего обитания. Сюда же, в область южных пустынь, прилетают на зимовку многие виды, гнездящиеся в более высоких широтах. Таким образом, зимняя авифауна южных пустынь по составу видов оказывается богаче северопустынной: почти в 2,5 раза в плакорных условиях пустыни (доля зимнего аспекта 22,7% в Западной Туркмении и 9,5% на Устюрте и Мангышлаке) и в 4 раза (38,7 и 9,5%) с учетом обводненных районов и культурных земель на территории Туркмении.

Следовательно, климатические условия зоны южных пустынь Средней Азии создают для птиц благоприятные возможности зимовки, что обусловливается отсутствием здесь периода глубокой зимней депрессии, столь характерного для северных пустынь и полупустынь. В южных пустынях осенью и зимой наблюдается вегетация некоторых видов травянистых растений, развивается достаточно разнообразная фауна беспозвоночных, ведущих активную жизнь, даже несмотря на кратковременные похолодания.

Так, в саксаульниках Восточных Каракумов в декабре и январе можно наблюдать массовое развитие личиночных стадий и нимф саксаулового сеноеда. Эти маленькие насекомые сохраняют подвижность даже при морозе 2-3° С и способны перемещаться по стволам черного и белого саксаулов. Произведенные в декабре 1969 г. в эфедровых черносаксаульниках в Репетском заповеднике учеты биомассы саксаулового сеноеда дали цифру 53 кг/га сырого веса этих беспозвоночных. В сборы попало несколько видов клопов, бабочек, пядениц, совок, мух, муравьев, жуков и других видов насекомых и большое число мелких пауков. Этот краткий перечень указывает на наличие достаточно обильной и разнообразной кормовой базы для птиц в зимний сезон. Активно протекает жизнь беспозвоночных и в водоемах, которые на протяжении большинства зим не замерзают.

Благоприятный режим температур и хорошая кормовая база служат главными предпосылками для формирования зимовочных скоплений в зоне южных пустынь. Действительно, как показали наблюдения, проводившиеся на Каракумском канале и на вновь созданных водохранилищах по его трассе, появление новых, пригодных для обитания птиц биотопов на искусственно созданных акваториях и прибрежных угодьях, а также расширение площади орошаемых полей необычайно быстро сказываются на численности зимующих птиц, способствуя концентрации многих зимующих и оседлых видов у водоемов и формированию в кратчайшие сроки новых зимовочных районов.

Последнее сопряжено с наблюдающимся изменением направлений сезонных миграций и кочевок птиц, с возникновением новых путей пролета и со смещением районов локализации некоторых географических популяций. Новый зимовочный район на озерах Келифского Узбоя, наполнившихся водой в 60-х годах, на фильтрационных озерах вдоль трассы Каракумского канала, главным образом в районе Нички, и на Хауз-Ханском и Тедженских водохранилищах, где наблюдаются многотысячные (до 1 млн. особей водоплавающих птиц) скопления птиц, стал базой для перемещения во внутренние районы Туркмении лысух и уток, зимовавших ранее у восточного побережья Каспия, в те годы, когда условия на морских зимовках сильно ухудшались из-за штормов и резких похолоданий.

Эти наблюдения позволяют сделать вывод о том, что внутренние районы пустынь Туркмении, включая среднее и нижнее течение Амударьи, Мургаба и Теджена, представляют зоогеографически единую с Восточным Каспием зимовочную область водоплавающих птиц, несмотря на то что на этой обширной территории существуют давно сложившиеся пролетные пути ряда географических популяций уток, гусей, пастушковых, поганок и некоторых видов хищных птиц, мигрирующих главным образом из районов Западной и Средней Сибири, где расположены их гнездовые ареалы. Точно так же через закаспийские пустыни и вдоль восточного побережья Каспия происходит пролет сибирских подвидов полевых жаворонков (Alauda arvensis dulcivox Brooks), сибирских подвидов садовой, черноголовой и серой славок и славки-завирушки (Sylvia borin pallida Johansen, S. atricapylla riphaea Snig., S. communis rubicola Stres, S. curruca blythi Ticehurst et Whistler), сибирской печальной теньковки (Phylloscopus collybitus tristis Blyth), сибирских подвидов серой и малой мухоловок (Muscicaра striata naumanni Poche, M. parva albicilla Pall.), западносибирской белой трясогузки (Motacilla alba dukhunensis Sykes) и др.

Зимовки на внутренних водоемах Туркмении относятся к географическому типу "теплых" зимовок (Залетаев, 1960, 1962). В январе 1968 г. было проведено их обследование с самолета и вертолета с последующим дублированием учетов с суши и на воде.

Зимовки водоплавающих птиц на внутренних водоемах Туркмении

Основные пресноводные водоемы, где зимуют водоплавающие птицы, расположены в южных и восточных районах Туркмении. Первостепенное значение для зимовки имеют озера Келифского Узбоя и система крупных водохранилищ, сочетающихся с поливными землями и большим числом мелководных фильтрационных озер, возникших вдоль Каракумского канала. Общая площадь основных водохранилищ равна 312,5 км2, в том числе Хауз-Ханское - 140 км2, 1-е Тедженское - 31 км2, Иолотанское - 10 км2, Куртлинское - 11,3 км2 и Спортивное - 3,3 км2. Акватория фильтрационных озер весьма изменчива, площадь их и других мелких водоемов остается точно неучтенной, однако в целом она превышает суммарную площадь всех водохранилищ. Районы зимовок в Южной Туркмении имеют хорошую кормовую базу (солянки, водная растительность и поля пшеницы), водоемы большую часть зимы не замерзают и, таким образом, способны вмещать многотысячные скопления водоплавающих птиц. С наполнением водохранилищ произошло очень быстрое формирование зимовок и район Келифских озер и каракумских водохранилищ приобрел значение области крупных осенне-зимних концентраций птиц, основных в Средней Азии (см. рис. 33).

Рис. 33. Схема зон и районов зимовок птиц в северных областях Средней Азии и в Казахстане: а - изолинии числа дней в году со снежным покровом; б - граница зоны 'холодных зимовок' на морях соответствует кромке льдов; в - граница зоны 'теплых зимовок' на морях; г - районы зимовок водоплавающих птиц в пустынях (на водоемах и орошаемых землях); д - места временных концентраций птиц в полосе непостоянных ('мерцающих') зимовок; е - места массовых концентраций промысловых водоплавающих птиц. Основные районы зимовок водоплавающих птиц: 1 - Кызылагаджский; 2 - Озерно-Куринский; 3 - Самур-Дивичинский; 4 - Красноводско-Челекенский; 5 - Гасан-Кулийский; 6 - Ашхабадско-Курт линский; 7 - Тедженский; 8 - Хауз-Ханский; 9 - Иолотанский; 10 - Озерно-Каракумский; 11 - Келифский (Озерно-Амударьинский); 12 - Бухарский; 13 - Кайраккумский; 14 - Иссык-Кульский; 15 - Балхашский; 16 -Сарысу (озерный); 17 - Арало-Сырдарьинский; 18 - Арало-Амударьинский; 19 - Сарыкамышский; 20 - Кулалы-Бузачинский; 21 - Урало-Эмбенский; 22 - Волжско-Каспийский; 23 - Аграханско-Каспийский
Рис. 33. Схема зон и районов зимовок птиц в северных областях Средней Азии и в Казахстане: а - изолинии числа дней в году со снежным покровом; б - граница зоны 'холодных зимовок' на морях соответствует кромке льдов; в - граница зоны 'теплых зимовок' на морях; г - районы зимовок водоплавающих птиц в пустынях (на водоемах и орошаемых землях); д - места временных концентраций птиц в полосе непостоянных ('мерцающих') зимовок; е - места массовых концентраций промысловых водоплавающих птиц. Основные районы зимовок водоплавающих птиц: 1 - Кызылагаджский; 2 - Озерно-Куринский; 3 - Самур-Дивичинский; 4 - Красноводско-Челекенский; 5 - Гасан-Кулийский; 6 - Ашхабадско-Курт линский; 7 - Тедженский; 8 - Хауз-Ханский; 9 - Иолотанский; 10 - Озерно-Каракумский; 11 - Келифский (Озерно-Амударьинский); 12 - Бухарский; 13 - Кайраккумский; 14 - Иссык-Кульский; 15 - Балхашский; 16 -Сарысу (озерный); 17 - Арало-Сырдарьинский; 18 - Арало-Амударьинский; 19 - Сарыкамышский; 20 - Кулалы-Бузачинский; 21 - Урало-Эмбенский; 22 - Волжско-Каспийский; 23 - Аграханско-Каспийский

Другой, меньший район зимовок - р. Амударья, немногочисленные пойменные озера и прилегающие поливные поля. Экологическая емкость и значение его как места массовой зимовки птиц невелики. Утратили свое значение озера Большое и Малое Делили в Западной Туркмении, что произошло одновременно с резким оскудением морских зимовок у Гасан-Кули и перемещением основных скоплений птиц в Красноводский, Северный и Южный Челекенские заливы. Большие осенне-зимние концентрации наблюдаются в настоящее время в Сары-камышской котловине.

Конкретную картину распределения и численности птиц на келифско-каракумских зимовках удалось наблюдать в 1966-1968 гг., которые характеризовались необычайно мягкими, бесснежными зимами с чрезвычайно кратковременным приходом холодов. В январе 1967 г. водохранилища замерзали лишь частично у берегов на два-три дня. В зиму 1967/68 г. внутренние водоемы Туркмении вообще не замерзали, ночные морозы до 2-5° наблюдались на водохранилищах по Каракумскому каналу лишь в первой декаде декабря. В середине января дневная температура воздуха поднималась до 25 и 29° С. Однако даже кратковременные похолодания вызывали отлет одних видов к югу и перемещение других с морских каспийских зимовок на пресноводные, изменение соотношения видов птиц в концентрациях и значительные колебания их общей численности.

С внутренними водоемами в Туркмении связаны около 50 видов птиц: речные утки - 6, нырковые - 8, крохали - 3, земляные утки - 2, серый гусь, лебедь-кликун, поганки - 4, веслоногие - 4, пастушковые - 3, чайки - 6 и 6 видов дневных хищных птиц и филин. Были отмечены одиночные фламинго. В первую половину зимы основные концентрации зимующих птиц состоят из лысух, чирков-свистунков, белоглазых нырков и крякв. Довольно много в эту пору появляется хохлатых чернетей. После прихода холодов численность белоглазых нырков, чирков и отчасти лысух сокращается за счет их отлета дальше к югу. Этому способствует также и промысел водоплавающих, особенно результативный при похолоданиях.

Основной контингент птиц в скоплениях на водохранилищах в январе составляют кряквы и лысухи, к которым присоединяются гоголи, новые количества хохлатых и морских чернетей и крохалей (главным образом длинноносых), перемещающихся в период похолоданий и штормовых ветров с морских зимовок на материковые водоемы.

Общая численность водоплавающих птиц единовременно на внутренних водоемах Туркмении в середине января 1967 г. равнялась 176-180 тыс. особей. При этом не менее 2/3 суммарной акватории внутренних водоемов (в первую очередь фильтрационные озера в зоне Каракумского канала, поливные поля Тедженского и Мургабского оазисов, р. Амударья с пойменными озерами, реки и водотоки прикопетдагского района - Сум-бар, Чандыр, Атрек и другие, озера Большое и Малое Делили и озера по Узбою) не было охвачено учетом. Принимая во внимание это обстоятельство, общую численность зимующих птиц на внутренних водоемах Туркмении в январе 1967 г., вероятно, следует оценивать ориентировочно в 600-700 тыс. особей. Кроме того, в 1967 г. учетчикам были доступны не более 1/4 или 1/3 водоемов Келифского Узбоя (авиаучет не проводился). Следовательно, общее количество птиц, зимующих на внутренних водоемах Туркмении, должно было быть больше указанной цифры (Ташлиев, 1973).

Зима 1967/68 г. была не менее благоприятной, хотя на отдельных водоемах картина зимовки и число птиц, судя по учетам в январе 1967 и 1968 гг., существенно различались. Так, 14 января 1967 г. (первый всесоюзный учет водоплавающих птиц) на Спортивном водохранилище в окрестностях Ашхабада было отмечено около 250 крякв, до 70-100 чирков-свистунков, 70 нырковых уток, 2 лебедя-кликуна и 150 лысух, всего около 600 птиц, а 14 января 1968 г. (второй всесоюзный учет) на том же водохранилище удалось отметить до 6 тыс. водоплавающих птиц, т. е. в 10 раз больше: 2,1 тыс. крякв, до 100 чирков-свистунков, 120-150 серых уток, около 350-400 хохлатых чернетей, 50-80 красноносых нырков, 50 красноголовых нырков, до 40-50 гоголей, около 100 длинноносых и около 50 больших крохалей, единичных (до 10 особей) морских чернетей, красных уток, лутков и савок, одного лебедя-кликуна и не менее 2,7 тыс. лысух. Кроме того, на водохранилище держались чемги, серощекие и черношейные поганки, обыкновенные и сизые чайки и 22 большие белые цапли.

Это увеличение числа зимующих птиц можно объяснить как мягкостью погоды, так и особенно введением постоянного запрета охоты на Спортивном водохранилище. Следует заметить, что соседнее Куртлинское водохранилище (более заросшее водной растительностью и втрое превышающее по площади Спортивное, т. е. представляющее для зимовки водоплавающих большее удобство) оказалось почти совершенно лишенным птиц, что объясняется постоянным беспокойством их на этом водоеме в период формирования зимовочных скоплений, поскольку в ноябре и декабре там производилась массовая охота.

В январе 1968 г. на внутренних водоемах Туркмении был проведен авиаучет зимующих птиц, местами дублировавшийся наземными наблюдениями. Общее число зимующих водоплавающих птиц было определено в размерах до 1,4-1,5 млн. особей, при этом более половины общего количества приходилось на долю лысух. Возможно, что приведенные цифры все же несколько занижены, что обычно для учетов на водоемах с прибрежными тростниковыми зарослями. Только на Келифских озерах в этот период было отмечено свыше 1 млн. птиц. Половину из них составляли лысухи, затем массовые скопления образовывали красноносые нырки, а остальное количество приходилось на долю красноголовых нырков, крякв, лутков, белоглазых, морских и хохлатых чернетей, серых уток, гоголей и небольшого числа бакланов.

Несмотря на относительно высокие общие показатели численности зимующих видов, многие водоемы имели довольно бедное население птиц. Распределение скоплений по акватории области материковых зимовок оказалось очень неравномерным. Вместе с тем экологическая емкость внутренних водоемов Туркмении допускает почти трех-пятикратное увеличение контингента зимующих птиц без проведения каких-либо зоомелиоративных мероприятий. Оценивая суммарную численность водоплавающих на зимовках в Средней Азии, следует учитывать, что в мягкие зимы большое количество птиц надолго задерживается на огромном водоеме в Сарыкамышской котловине, где наблюдается несколько иное соотношение видов (преобладают лысухи, кряквы, красноносые и затем уже другие нырки), кроме того, длительно сохраняются в такие зимы скопления птиц на Каспии, в зоне "холодных зимовок" (кулалы-бузачинская концентрация).

Беспокойство птиц охотниками и промыслом в момент формирования зимовок во второй половине ноября - начале декабря вредно сказывается на величине и устойчивости скоплений. В связи с этим возникла необходимость в целях сохранения запасов зимующих водоплавающих птиц в стране осуществить сокращение сроков охоты на зимовках и запретить охоту на несколько лет.

Большое значение для увеличения численности уток, пастушковых и фазанов может иметь организация в районе Келифских озер и в Наразымтугае на правом берегу Амударьи нового озерно-тугайного государственного заповедника. Охраняемая территория в восточных районах Туркменской ССР послужит увеличению запасов промысловых птиц севернее расположенных областей Казахстана и Сибири, а также станет очагом возрождения уникальной популяции бухарского оленя хангула в республике и резервацией для повышения численности джейранов и кабанов. Превращение ныне существующего здесь сезонного заказника в постоянный государственный заповедник всесоюзного значения представляет одну из актуальных задач охраны природы в Средней Азии.

Применение фенологических методов в экологии и зоогеографии

Сезонная ритмика периодических явлений в жизни животных представляет собой интегральный показатель уровня адаптированности организма к зонально специфическим условиям среды жизни и дает возможность судить об основных тенденциях адаптогенеза видов, их относительном возрасте и косвенно о генезисе фауны.

Для фенологических наблюдений в экологических и зоогеографических целях могут быть применены и используются специальные методики, основанные на биогеоценологических и зонально-географических принципах. Наибольший интерес представляет изучение фенологии репродуктивных циклов животных и антропогенных сдвигов в них (что может в ряде случаев рассматриваться как спонтанный эксперимент, отражающийся на микроэволюционном процессе: имеются в виду изменения плодовитости и разнокачественность потомства, появившегося при сдвиге периода репродукции и развивающегося в условиях "невидоспецифичногосезона").

В аутэкологических исследованиях перспективно использование "метода сопряженных ритмограмм" феноспектров популяции вида и важнейших для вида сезонно проявляющихся факторов среды. При этом должно быть обращено основное внимание на установление корреляций, имеющих "биологическую активность", т. е. обусловливающих тот или иной характер течения процессов в популяции, сказывающихся на состоянии организма особей (например, их созревании), на обязательной сезонной смене кормов и т. п. Те фенологические факторы среды, приспособленность к которым стала уже биологической потребностью, свойством организма и закреплена генетической памятью популяции (наследуется), можно назвать "фенодискриминантными факторами". Изменения в их проявлении в разные годы имеет существенное экологическое значение. Применение анализа экологических фенодискриминантов перспективно в прогностических целях.

В отличие от них факторы среды, имеющие даже яркое сезонное проявление, но не затрагивающие сезонной ритмической схемы периодических явлений в популяции того или иного вида и не коррелированные с определенными биологическими свойствами организма, могут быть названы "фенофлотирующими факторами" (от flotation - "всплывание"). Установление набора фенодискриминантов для основных доминантных видов - важный элемент фенологического изучения экологии видов и их роли в биогеоценозах ("метод видовых фенодискриминантов").

Фенологические методы могут найти широкое применение в зоогеографии для зональных характеристик фауны, для оценки ее экологической специфичности и анализа генезиса фаунистических комплексов крупных регионов. "Метод сравнительного анализа соотношений сезонных аспектов фауны" неоднократно применялся для анализа авифауны аридных зон (Залетаев, 1958, 1961, 1968; Ташлиев, 1973). Удобной графической формой анализа служат "крестообразные диаграммы", подобные "розе ветров".

"Метод биофеногрупп" основывается на анализе сходства ритмической схемы фенологических спектров различных экологических группировок видов с последующим анализом соотносительной роли этих групп в составе фауны: процент доли каждой группы в общем количестве видов и процент количественного участия ее в средних показателях суммарной численности птиц (например, определенного региона). Методом можно пользоваться как индикатором уровня экологической специализации фауны, как биогеографическим показателем основных направлений адаптогенеза видов при изучении явлейия географических аналогов в зональных фаунах и региональных фаунистических комплексах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru