НОВОСТИ   КНИГИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  


Яйцекладущие
Двуутробки
Насекомоядные
Звери хищные
Непарнокопытные
Парнокопытные
Отряды









География    Народы мира    Растения    Лесоводство    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Географическое распространение моржей

Невозможно закончить книгу об истории моржей, не сделав попытки рассмотреть подробнее сложное распределение стад по всему ареалу и соотнести их с уже известными нам популяциями.

Группа 1, границы обитания которой в настоящее время простираются от бассейна Кейна до северного побережья полуострова Лабрадор и далее на запад до бассейна Фокс и Гудзонова залива, относится к атлантическому подвиду. Прежде границы распространения этой группы уходили и дальше к югу - до заливов Джемс, Унгава, полуострова Новая Шотландия и залива Св. Лаврентия, где у моржей были лежбища не только на островах Магдален, но и на островах Сент-Джон, Антикости и Принца Эдуарда. И по сей день дрейфующие льды иногда заносят случайных путешественников через пролив Белл-Айл в залив Св. Лаврентия (в 1937 году одного моржа видели даже в заливе Фанди).

Члены этой группы могут принадлежать либо к одной широко мигрирующей популяции либо - что тоже вполне вероятно - к нескольким в общем-то замкнутым популяциям. Разобраться в этой проблеме можно было бы с помощью мечения животных. В Гудзоновом заливе около семидесяти моржей, а затем еще две дюжины на островах Моржовом (Уолрес) и Малом Диомиде были помечены стрелами из нержавеющей стали, сконструированными так, чтобы пробить на редкость грубую шкуру моржа. Наконечник такой стрелы застревает в подкожном жире, а снаружи остается метка с нужными данными. Однако метод этот себя не оправдал. Мэнсфилд считает, что относительно замкнутые популяции моржей осели в мелководной северной части бассейна Фокс (группа 1а), где и поныне встречаются стада в 1000 голов: превышающие 100-метровую отметку глубины южной части залива создают для моржей непреодолимый "голодный" барьер. Жителям острова Саутгемптон давно известно, что моржи, обитающие в бассейне Фокс, в среднем немного крупнее своих сородичей из Гудзонова залива, да и бивни у них длиннее; очевидно, это объясняется большим обилием моллюсков в северной части бассейна. Но, с другой стороны, не совсем ясно, почему "голодная" полоса, имеющая в ширину менее 200 миль, является препятствием для животных, которые почти ничего не едят в период миграции в других районах ареала.

Зимовья группы 16 тянутся на 150 миль вдоль западного побережья Гренландии от Хольстейнсборга до Суккертоппена (отдельные моржи иногда заходят на юг до Готхоба). А на лето стада перекочевывают на острова, расположенные неподалеку от Туле, добираясь до залива Инглфилд и бассейна Кейна (некоторые даже остаются около Туле на зиму, как и в проливе Джонс). Иохансен установил, что они появляются в этом районе в начале мая, когда начинают взламываться льды. С июня по сентябрь эти самые северные в мире моржи проводят большую часть времени во фьордах, и только в конце октября, когда полярная ночь уже началась, но лед еще не окреп, они снова возвращаются в прибрежные воды. Осенью большая часть этих стад мигрирует, как уже отмечалось, вдоль западных берегов моря Баффина, проходя мимо полуострова Камберленд, прежде чем вновь повернуть к побережью Гренландии. Не исключено, что раньше некоторые из них шли дальше на юг и вторгались на акваторию группы 1в в заливе Унгава, где еще в начале этого столетия моржи встречались в юго-западной части залива на островах Гирфалкон. Сейчас они остались только на острове Акпаток.

По мнению Педерсена, стада группы 16 одно время водились и у северного побережья Гренландии. Однако, учитывая, что здесь постоянно держатся сплошные льды, предположение это следует считать маловероятным. Кроме того, моржей никогда не встречали севернее 81010' северной широты, где в 1912 году их обнаружил Иохансен (хотя сам Иохансен считал, что моржи могут забираться и дальше на север - почти до южных границ бассейна Холл). Западные границы распространения группы 16 остались прежними: пролив Принс-Риджент и остров Корнуоллис у выхода из пролива Барроу.

В группу 1в входят стада, переселяющиеся на лето в бассейн Фокс, Гудзонов пролив и Гудзонов залив, в котором сегодня они редко заходят южнее островов Белчер; прежде в эту группу входили и моржи из сектора Унгава - Лабрадор - Новая Шотландия. Учитывая сроки появления этой группы в разных районах ареала, можно предположить, что некоторые стада зимуют вместе с хольстейнсборгской группой моржей, численность которой сильно увеличивается в феврале. К многочисленным стадам самок, размножающихся на льду у западного побережья Девисова пролива с марта по июнь и затем мигрирующих на север к банкам в районе Туле, иногда примыкают и самки из группы 1в. Мы не знаем, где зимуют стада групп 1а и 1в; нам известно только одно-единственное их зимнее лежбище - у Иглулика на крайнем северо-западе бассейна Фокс.

В прежние времена стада самок из лабрадорской группы моржей, двигаясь осенью на юг, добирались до Батла; самцы же с яловыми самками обычно не заходили дальше островов Окак, лежащих на 500 миль севернее Батла. Как пишет Фрейхен, ни одно из этих стад не оставалось на лето в районе Лабрадора.

О современных границах распространения группы 2, к которой относится тихоокеанский подвид, мы писали подробно, отметив, что она, по-видимому, состоит из трех обособленных популяций. Первая из них устраивает временные летние залежки в Анадырском заливе, вторая проводит лето в районе острова Врангеля, а третья - у северного побережья Аляски. Вполне вероятно, что часто эти популяции смешиваются и стада Аляски время от времени увеличиваются за счет сибирских моржей. На западе стада этой группы прежде доходили на юг до острова Унимака и островов Шумагина у полуострова Аляска (в 1887 году Эллиот застал здесь бесчисленное количество животных) и проникали в залив Аляска. На востоке они добирались до Командор и расположенного рядом побережья Камчатки. Моржи из русских вод заходили на запад до Колымы.

Русские, очевидно, правы, считая, что весьма многочисленные стада группы 3, обитающие сейчас в море Лаптевых в районе Северной Земли, составляют отдельный подвид141. По имеющимся сведениям, самцы этой группы имеют почти такие же размеры, что и самцы тихоокеанского подвида (а также и самцы с Земли Франца-Иосифа), но бивни у них значительно меньше. Об этом подвиде почти ничего не известно, хотя и предполагают, что в свое время этот сектор заселили стада моржей Берингова и Чукотского морей.

Принято считать, что пол и примерный возраст моржей, а также принадлежность к популяции в естественных условиях можно установить по размеру и строению бивней. Рей, например, делит всю мировую популяцию моржей на три группы. В первую входят животные, обитающие на востоке Канадской Арктики,- они самые мелкие из всех, бивни у них слабо развиты. Вторая группа включает более крупных моржей, обитающих в водах Северной Европы и центральной Сибири,- для них характерны более длинные бивни. И, наконец, третья группа моржей - моржи Берингова моря - превосходит две первых размерами туловища и длиной бивней. Однако надежность этих двух критериев вызывает сомнения. Бивни и вообще трудно измерить точно, не говоря уже о том, что в отчетах редко оговорено, замерялась ли и та часть бивня, которая находится внутри челюсти,- а она составляет пятую или четвертую часть всей его длины. По данным Локрея, наружная часть бивня атлантического моржа-самца никогда не превышает 60 сантиметров, в то время как Педерсен приводит максимальную длину - 76 сантиметров. Ламонт, обследовавший, по его словам, более тысячи моржей промежуточной популяции в шпицбергенских водах, называет цифру 78,5 сантиметра. Наружная часть бивня тихоокеанских моржей-самцов, как известно, превышает 76 сантиметров и редко бывает менее 45 сантиметров. Средняя длина бивня самцов атлантического подвида и подвида моря Лаптевых составляет 45-50 сантиметров; а вот в Канадской Арктике, по свидетельству Мэнсфилда, бивни длиннее 35 сантиметров встречаются нечасто. У самок бивни редко превышают 25 сантиметров, максимальная их длина составляет 33 сантиметра, а у тихоокеанских самок - целых 50 сантиметров.

Начиная с 1815 года, когда тихоокеанский морж был выделен в особый подвид, считается, что основное различие между атлантическим и тихоокеанским подвидом состоит в следующем: бивни тихоокеанских самцов расходятся в стороны и расстояние между их концами может доходить до 38 сантиметров, а у атлантических самцов бивни загнуты концами внутрь. Но на самом деле эти различия вовсе не такие четкие. Сейчас подвергается сомнению даже то, что тихоокеанские моржи крупнее атлантических. Еще в 30-е годы Сетон убил пару моржей на острове Саутгемптон: длина самца равнялась 3,8 метра, а самки - 3,2 метра. Даже местным эскимосам не доводилось убивать таких громадных животных.

Невозможно сопоставлять современные данные с прежними, когда длину животного измеряли от носа до кончика распластанных задних ластов, а не до кончика 6-сантиметрового хвоста, как это делают сейчас. По свидетельству Мэнсфилда, длину тихоокеанских моржей замеряли по брюху, благодаря чему они и оказывались на 10% длиннее атлантических особей142. Основной и неоспоримый признак, по которому тихоокеанский подвид отличается от атлантического,- более крупные бивни и более глубокий вырез верхней губы. Кроме того, у тихоокеанских моржей ноздри на черепе расположены выше, а вибриссы, судя по имеющимся сведениям, короче, чем у моржей атлантического подвида.

Группа 4 обитает в Баренцевом и Карском морях, северные ее границы простираются к Земле Франца-Иосифа, Шпицбергену (в прошлом они доходили и до острова Медвежьего), а восточные уходят к Енисейскому заливу. Прежде восточные границы захватывали и Хатангский залив, где в 1908 году обнаружили огромное количество моржей. В 30-е годы моржи еще довольно часто водились на мелководье между мысом Канин Нос и островом Колгуев, время от времени заходили в Белое море (и даже появлялись у Мурманска), куда в далеком прошлом они обычно возвращались на зимовку. Сейчас моржей редко видят западнее Печоры и Новой Земли, так же редко бывают они на острове Медвежьем (разве что занесет случайного моржа на дрейфующей льдине) и на Шпицбергене, где когда-то их водилось великое множество. Летом 1960 года на Шпицбергене Лёнё143 только раз удалось видеть моржа с моржихой на дрейфующей льдине и еще нескольких отдельных моржей, пасущихся у берега.

Баренцево и Карское моря всегда считались местом зимовки моржей этой группы, стада которой, по мере того как таял лед, перекочевывали к северным берегам Новой Земли и Земли Франца-Иосифа. Здесь и обнаружил их скопища Нансен (мы уже цитировали его), хотя ему и не попадались ни разу большие стада в 1000 особей. Педерсен, однако, писал, что моржей-самцов можно встретить в море на обширной акватории севернее Земли Франца-Иосифа и зимой. В 1936 году Чапский сообщил, что более 90% моржей, отстрелянных у берегов Земли Франца-Иосифа, составляли самцы, а свыше 80% убитых в Карском море, то есть на 400 миль южнее,- самки и молодые моржи. Распределение их в этом секторе по разным широтам отражает типичную картину частичного разделения полов, придерживающихся каждый своего географического района. Нансен, например, зарегистрировал стада моржих на северо-востоке Шпицбергена (в 30-е годы то же самое отметил и русский зоолог Цалкин144), стада же самцов находились в это время в юго-восточной части архипелага.

Одни зоологи считают эту группу промежуточной между атлантическим и тихоокеанским подвидом, а другие четко относят ее либо к первому, либо ко второму подвиду. Моржи, в отличие от белых медведей, не зависят от дрейфующих льдов во время миграции, но, тем не менее, ледовые условия - немаловажный фактор и для них. Именно поэтому основное направление течений у сибирского побережья (а, следовательно, и направление дрейфа льдов) с востока на запад дает возможность предположить, что стада моржей этой группы, как и стада моря Лаптевых, ведут свое происхождение из Берингова и Чукотского морей.

Все только что сказанное относится и к группе 5, обитающей в восточной части Гренландского моря. Прежние границы ее расселения простирались более чем на 700 миль - от Земли Германия (Германия-Ланд) до южных районов залива Скорсби. За последние двадцать лет или около того границы эти резко сузились и сейчас охватывают только задав Скорсби и Датский пролив. По мнению Педерсена, эта группа не имеет постоянных зимних банок, часто покидает насиженные места и больше на них не возвращается; самцы и самки могут держаться отдельно, причем самцы предпочитают более северные воды с дрейфующим льдом, а самки - более южные, свободные ото льда. Во времена Педерсена летом стада моржей встречались вдоль всего побережья. Особенно много их водилось у входа в залив Скорсби, у острова Сабин, у мыса Борлейз-Уоррен и близ островов Шаннон и Коллевей.

Уже упомянутое течение, прежде чем повернуть к югу, доходит на западе до северной Гренландии. Отдельных моржей, дрейфующих с этим течением, несомненно, заносит в восточные районы Гренландского моря Очевидно, когда-то течение это принесло нескольких моржей, которые вы брались на восточное и северное побережье Исландии (как сообщают, в 19 столетии здесь видели восемь или девять животных, а в 20 столетии только пять взрослых моржей вышло на берег между февралем и августом). Тем же путем, по-видимому, попали три моржа на Фарерские и двадцать семь на Британские острова.

Вероятно, это же течение заносило моржей и к южным берегам Норвегии, Дании, Швеции и Голландии, так как трудно допустить, что звери, начав путешествие в Баренцевом море, прошли вдоль западного побережья Норвегии против северной ветви Гольфстрима. То обстоятельство, что моржи чаще посещают Британские, чем более северные острова, объясняется исключительно дрейфом льда по Восточно-Гренландскому течению, которое разветвляется у северных берегов Исландии, проходит севернее Фарерских островов и, встретившись с теплыми водами Гольфстрима, резко поворачивает на юг к Шетландским островам. Из двадцати семи гостей Великобритании десять видели у Шетландских островов, десять - у Оркнейских, трех - близ Гебридских островов, одного - в заливе Ферт-оф-Клайд, одного - севернее залива Шаннон на западном берегу Ирландии и двух - непосредственно у берегов Англии. В последнем случае мы опираемся, во-первых, на свидетельство Кэкстона, упоминающего о том, что одного моржа видели в Темзе в 1456 году; а во-вторых, на сообщение от 1339 года, где говорится о морже, побывавшем в устье Северна. В прошлом моржи, вероятно, чаще заходили в британские воды. Спустя семьдесят лет после сообщения Кэкстона Гектор Бесе напишет; "В Оркнее есть большая рыба, больше любой лошади. Эта рыба, когда засыпает, хватается зубами за скалу над водой".

Большинство гостей посетило Британские острова летом или осенью; в 1920 году один из моржей с июля до середины октября пробыл в водах, лежащих к западу от Шетландских островов. Вполне возможно, что три других моржа там и перезимовали. Все они, как и следовало ожидать, были одиночками, и только однажды, в 1849 или 1850 году, в воды Оркнейских островов зашли два моржа - взрослый и молодой. Летом 1960 года морж с моржихой посетили Силт у берегов Дании. За исключением трех моржей, о которых упомянуто выше, все они были неполовозрелыми животными, просто потерявшими ориентировку. Из трех взрослых моржей один, с огромными бивнями, появился в бухте Этрик залива Ферт-оф-Клайд 8 августа 1884 года. Второго, "очень крупного" моржа с 40-сантиметровыми бивнями видели в 1825 году у Оркнейских островов. А третий - бивни его равнялись 30 сантиметрам, но сам он достигал в длину 3,7 метра - путешествовал в водах Шетландских островов примерно с 1 октября до начала декабря 1926 года, хотя его еще в октябре ранили из ружья с расстояния в несколько метров. Янсен145 ошибался, предполагая, что это тот же самый морж, который 25 или 27 октября объявился недалеко от Хёугесунна (юго-западная Норвегия) и после этого проделал еще 450 миль на юг к Ден-Хелдеру в северной Голландии, откуда и пришло сообщение о том, что он пробыл там с 11 по 14 ноября. Затем он прошел еще 275 миль на север к Лильстранду на датском берегу (25 Декабря) и 80 миль до мыса Скаген (5 января). В конце концов, проплыв 60 миль по Скагерраку, он оказался в заливе Бохус в Швеции, где и был убит.

Норвежец X. М.-К. Лунд146 проследил тяжкие странствия двух моржей доказывающие, что зверей нередко относит дрейфующими льдами далеко от родных вод и они не могут найти дороги обратно. Один из моржей был ранен выстрелом около острова Халландс-Ведерё в Швеции 18 апреля 1939 года. 27 апреля он уже добрался до Травемюнде в Любекской бухте пройдя на юг около 250 миль, а к 1 мая проделал еще 25 миль до бухты Висмар, где его и видели в последний раз. Второго путешественника впервые обнаружили у Вортерё, на крайнем северо-западе Норвегии, 8 января 1953 года 3 февраля он уже был у островов Трена, лежащих у побережья Нурланда, то есть на 375 миль южнее, а к 15 марта прошел еще 450 миль и добрался до Флоре; 28 апреля он снова вернулся к островам Трена 1 июня его видели у острова Меле, за 80 миль от побережья Нурланда а 6 июня - у Лофотенских островов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animal.geoman.ru/ 'Мир животных'
Рейтинг@Mail.ru