Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Как поймать дельфина?

Отлов дельфинов - событие, которое доставляет немало хлопот всем его участникам. 6 море выходит несколько рыбацких сейнеров, на одном из которых приготовлен аломан - огромная крупноячеистая капроновая сеть длиной до 500 и шириной около 60 метров. Просто бороздить море в надежде на встречу с живот­ными почти бесполезно. Численность дельфинов в Черном море, оцененная в 30-х годах нашего столетия приблизительно в 300000, с тех пор снизилась в шестьдесят раз. Правда, в последнее время наблюдается некоторое увеличение их численности, но промысел дельфинов, который по-прежнему ведется в водах Турции, препятствует росту их поголовья. Еще в 1952-1953 годах, плавая по Черному морю, я часто встречал большие стада белобочек и афалин, а с берега видел более мелкие группы в десять - пятнадцать особей. Сейчас же, если вам посчастливится заметить двух-трех дельфинов,- это уже событие. Тогда уж смотрите во все глаза: весьма возможно, что за этот ваш отпуск на море они больше не покажутся.

Поэтому если необходимо отыскать крупную группу дельфиноз для отлова, на помощь приходит авиация. Облетав прибрежные районы и заметив стадо, летчик сообщает его координаты. Сейнеры спешат к этому месту. Но пытаться ловить дельфинов аломаном в открытом море - занятие безуспешное. Даже если и удастся окружить их сетью, все животные уйдут, подныривая под нее. Поэтому их, сначала стараются оттеснить к берегу, на небольшие глубины, так, чтобы нижний край аломана касался дна. Не всегда это удается. Тут нужна большая четкость и согласованность совместных действий сейнеров. Стоит одному из них замешкаться, как в образовавшийся промежуток, невзирая на шум, который специально производят рыбаки, чтобы отпугнуть животных, ринется все стадо.

Когда растянувшиеся в цепочку сейнеры отжимают дельфинов к берегу, одно судно делает круг, выметывая аломан. Постепенно нижний и верхний концы аломана стягиваются, и животные оказываются как бы во все уменьшающейся воронке. Окруженное стадо возбужденно плавает вдоль границ сети, ныряя и высматривая в ней дыру или щель. Теперь необходимо тщательно следить за каждым из животных. Часто, выбрав в аломане уязвимое на вид место, дельфин пытается с разгону таранить этот участок. Прорвать капроновую сеть ему, конечно, не удается, но, как правило, он основательно запутывается головой в ее ячеях и уже не может всплыть на поверхность для вдоха. И если не принять экстренных мер, животное задыхается и гибнет. Заметив запутавшегося дельфина или догадавшись о беде по резким рывкам отдельных участков сети, команды лодок, окружающих края аломана, спешат туда и быстро подтаскивают дельфина к поверхности. Дельфина необходимо вытащить на воздух не позже, чем через одну-две минуты после того, как он попал в сеть. Освобожденное животное вздрагивает, часто дышит, но сопротивления не оказывает. Многие дельфины снова стремятся уткнуться в сеть. Тогда с лодки в воду спускается человек и придерживает животное. Хотя силы взрослого дельфина намного превышают силы человека, удерживать его нетрудно. Пловец успокаивает подопечного, осторожно поглаживая его по бокам. Не было случая, чтобы в этом положении дельфин напал на пловца. И дело здесь не в так называемом «миролюбивом» их отношении к людям (в дальнейшем я расскажу про совершенно иное поведение) - по всей видимости, животные просто находятся в состоянии шока из-за необычной обстановки, в которой основной «враг» - это сеть, враг непонятный и неуязвимый. Человек в этой ситуации не воспринимается ими как существо угрожающее.

Когда все дельфины оказываются лежащими на подобранной сети, их поочередно заводят в брезентовые стропы и краном-стрелой поднимают на палубу судна, где помещают в специальные ванны с морской водой. Там они ведут себя относительно тихо, хотя все вокруг обычно бывает мокрым от брызг. Вода в ваннах должна быть налита до уровня дыхала животных. Между телом дельфинов и бортами ванн, во избежание потертостей кожи животных, прокладываются куски поролона.

Афалины и белобочки запутываются в сетях гораздо чаще, чем азовки. Причиной тому служит наличие у них более узкого челюстного выступа - рострума: застревая в ячеях сети, он не дает животному возможности освободиться. Положение усложняется тем, что дельфины не имеют «заднего хода», то есть не способны двигаться назад. Попав в ловушку, животные только мотают головой или отчаянно рвутся вперед - и еще больше запутываются в сети. Выше уже отмечалось, что у азовок рострум почти отсутствует и передняя часть головы по форме похожа на конус с закругленной вершиной. Таким «носом», конечно, труднее запутаться, кроме того, они в аломане ведут себя более осторожно и крайне редко «берут» сети на таран, тогда как афалины и в особенности белобочки делают это очень часто. Возможно, что, обладая небольшими размерами и сравнительно небольшим весом, азовки интуитивно чувствуют, что сети им не прорвать, тогда как более крупные их сородичи пытаются сделать это, надеясь на свою изрядную силу.

В ваннах животные проводят обычно несколько часов, пока не закончится отлов, и судно не подойдет к месту назначения. К концу перехода все дельфины успокаиваются и ведут себя тихо. Хуже всего, когда на море поднимается волна и судно начинает качать. Вода в ваннах плещется из угла в угол, и вместе с нею болтаются и животные. Тут уже не помогает никакой поролон. Приходится забираться в ванны и всеми силами удерживать дельфинов от ударов о стенки, частенько принимая на себя давление массивного тела. Несмотря на все старания людей, разбитые рострумы и потертые плавники при транспортировке - не редкость.

Пока животные находятся в ваннах, составляется реестр, куда вносятся данные о каждом дельфине: пол, размеры, приблизительный возраст и особые приметы. Для неискушенного человека дельфины, как только что переодетые в форму новобранцы, кажутся все на одно «лицо». Имея же дело с дельфинами долгое время, сразу начинаешь замечать различия в их телосложении, форме спинных плавников и выражении морд. Как и у людей, у них почти нет одинаковых физиономий и есть различия в окраске тела. На темно-серой верхней части тела у дельфинов почти всегда имеются хорошо заметные частые белые полосы, словно оставленные огромной расческой. Это следы зубов сородичей и первый признак характера животного, как в шутку говорят,- показатель строптивости. Совершенно без этих отметин бывают только очень молодые дельфины. Некоторые старые самцы буквально сплошь покрыты шрамами, полученными в драках с другими самцами. Большая часть их приходится на спину и хвостовой стебель. Расположение этих царапин, отчетливо белеющих на телах животных, служит одной из особых примет, по которым их легко можно различать. Эти следы (даже самые неглубокие, в пределах эпидермиса,- такие следы имеют черный цвет) затягиваются очень медленно. На дельфинах, проживших у нас около пяти лет, все еще оставались заметными полученные ранее отметины, правда, постепенно они сужались и блекли. Очевидно, в течение восьми - десяти лет шрамы понемногу исчезают совершенно.

Во всех случаях отловов - а я участвовал примерно в десяти подобных операциях - поведение дельфинов в аломане было идентичным.

Существуют и другие способы лова, по разным причинам неприемлемые для нас. Супруги Сантини, например, поставляющие дельфинов для многих океанариумов в США, выходят в море для лова на небольшом быстроходном катере. Все их «вооружение» состоит из куска крупноячеистой нейлоновой сети. Найдя группу дельфинов и отобрав из нее подходящий экземпляр, Сантини начинают его преследование. Прозрачная океанская вода позволяет следить за направлением движения животного. Настигнув дельфина в тот момент, когда он выныривает, М. Сантинн прыгает на него и набрасывает на переднюю часть его тела сеть. Скованный в движениях, дельфин прекращает сопротивление. Кроме того, дельфинов ловят и с помощью специальных приспособлений в виде захватов, которыми стараются поймать животных, плывущих близко от катера. Но, как показала практика, эти приспособления недостаточно эффективны.

Для обоих описанных способов нужно, во-первых, небольшое, быстроходное, маневренное судно и, во-вторых, хорошая прозрачность воды. И если подходящий катер мы бы еще и могли достать, то второе условие было для нас абсолютно невыполнимо: мутноватая вода Черного моря никогда не бывает достаточно прозрачной для такого отлова.

Иногда при отловах случаются и забавные истории. Однажды в аломан вместе с группой афалин попало изрядное число уток-нырков. Не представляющие интереса ни с научной, ни с гастрономической точки зрения - жесткое, отдающее запахом рыбы мясо - птицы весьма своеобразно приняли спустившегося в сеть человека. Все они тотчас же нырнули и, атакуя под водой, начали буквально заклевывать пловца. От их длинных, острых как иголки клювов не спасал даже резиновый костюм, надетый на толстый шерстяной свитер.

Судя по крепким выражениям, несшимся из аломана, уколы были очень чувствительными. Пловец безуспешно пытался отбивать­ся от нападавших на него птиц. Потом в его безнадежно испорчен­ном гидрокостюме мы насчитали тридцать шесть проколов. Сам герой стычки недели две после этого забирался купаться подальше от людных мест: курортники, напуганные видом испещренного пятнами зеленки тела, шарахались во все стороны. После этого мы стали относиться к ныркам с уважением и старались держаться от них подальше.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru