НОВОСТИ   КНИГИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  


Яйцекладущие
Двуутробки
Насекомоядные
Звери хищные
Непарнокопытные
Парнокопытные
Отряды









География    Народы мира    Растения    Лесоводство    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Добрые соседи

На противоположном краю Земли

На противоположном Арктике краю Земли, в Антарктиде, мир животных сосредоточен на морских льдах, островах и скалах, выходящих на поверхность льда в прибрежной зоне. Материковый лед, покрывающий сушу, лишен жизни. В Антарктиде, выходя из дома, зимовщик, пожалуй, более внимательно, чем в Арктике, осматривает окрестности, надеясь увидеть среди мертвого, как декорация, ландшафта признаки живого. Это желание, по-видимому, инстинктивно. Хочется почувствовать, что ты не одинок в этом необычном мире, убедить себя, что находишься на родной Земле, а не выброшен на оледеневшую планету, в беспредельную даль космоса.


За долгие зимние месяцы участники Второй советской континентальной антарктической экспедиции - жители Мирного, расположенного на ледяном берегу моря Дейвиса, привыкли к неподвижности деталей окружающего ландшафта. И если после очередной свирепой пурги какой-нибудь из айсбергов, стоявших у горизонта, исчезал или перемещался в пределах видимости, мы замечали это, выходя утром из люков наших занесенных снегом домов.

Но тщетны были попытки заметить признаки жизни. Ни в воздухе, ни на снегу живых существ не появлялось. Правда, они были рядом и в числе огромном, но, скрытые стеной айсбергов, не оживляли вида, открывавшегося из поселка.

В отличие от долгой зимы весной и летом привычная картина местности менялась в деталях ежедневно. Глаз сразу автоматически фиксировал эти изменения, отмечая в первую очередь все, что двигалось, а затем останавливался и на тех неподвижных предметах, которые заняли новое место или появились вновь в поле зрения.

Со дня основания Мирного район был объявлен заповедником. Поэтому здесь не раздавались выстрелы охотников. Контакт с обитателями льдов поддерживался только путем дружественных акций. Правда, на складе висело на стене несколько дробовых ружей - единственное оружие мирян, но эти ружья предназначались только для зоологов. В зимнем штате нашей экспедиции эта специальность не была представлена, поэтому иных выстрелов, кроме хлопков ракетниц, после отъезда зоологов, работавших летом, слышать не приходилось.

В царстве льдов мы были не одиноки. Сменяя друг друга в течение всего года, нам соседствовали многочисленные удивительные создания - мирные, неназойливые. Настоящие добрые соседи, которых пожелаешь каждому.

В отличие от жалкой, почти незаметной для невооруженного глаза растительности скал все представители живых, передвигающихся существ не могли не обратить на себя внимания. Самый небольшой из них - вильсонова качурка - птичка, изредка появлявшаяся в Мирном. Быстрым и беспокойным полетом над поверхностью земли она напоминает стрижа. Самое крупное - косатка, морское млекопитающее, хищник из семейства китообразных, была также редким гостем в наших прибрежных водах.

Все живое, за исключением императорских пингвинов, связано в Антарктиде с «теплым» периодом года, включающим в районе Мирного время с конца октября по апрель. В эти месяцы, особенно в начале и в конце периода, бывает и холодно, и ветрено, но обилие света дает право выделять этот период как весенне-летне-осенний с поправками на своеобразие шестого континента.

В Антарктиде нет млекопитающих и птиц, жизнь которых была бы постоянно связана с материком. Жизнь связана с морем, где только и можно найти пищу. Из морских млекопитающих в районе Мирного водятся тюлени Уэдделла, тюлени Росса, крабоеды, морские леопарды и косатки. Мы познакомились с пингвинами Адели, императорскими пингвинами, поморниками, снежными буревестниками, капскими голубями и качурками. Буревестников - гигантского, серебристо-серого и антарктического - вблизи берегов мне увидеть не пришлось, их мы видели на пути к Антарктиде. Не видел я и доминиканскую чайку, а возможно, просто не сумел отличить ее от других птиц. За исключением пингвинов, все другие птицы водятся в районе Мирного в небольшом количестве, и видишь их сравнительно редко.

Животных, опасных для человека, в Антарктиде нет. Может быть, уместно заметить, что моржи и белые медведи в Антарктиде не водятся. Эти типичные представители арктической фауны соседствуют с пингвинами иногда только на красочных коробках изделий кондитерской промышленности. Искусство не всегда считается с фактами науки, в данном случае зоологии.

В море отъявленными хищниками являются косатки и морские леопарды, а в воздухе - поморники. Жертвы первых - пингвины, вторых - снежные буревестники, яйца пингвинов и маленькие пингвинята. Не брезгают поморники и трупами птиц.

Летом 1957 года, когда наша экспедиция, высадившись в Мирном, включилась в разгрузку судов, в хозяйственные и научные работы, мы не имели возможности следить за животными. Но и в первые дни никто не оставался равнодушным к пингвинам Адели. Все дружно бросали дела, чтобы посмотреть на этих птиц, гуськом проходивших по исхоженной и изъезженной поверхности снега в поселке. Постепенно мы привыкли к пингвинам, как привыкают к такой обычной принадлежности двора, как куры, голуби или воробьи. Тем не менее, как только появлялась возможность, мы не уставали наблюдать за пингвинами, каждый раз находя в этом развлечение и подмечая новые черты в поведении этих удивительных птиц.

Но прежде чем рассказывать об антарктических животных, нельзя не упомянуть о мире растительности. Если человек не очень наблюдателен и к тому же равнодушен к природе, то, прожив, как и все, год в Мирном, он мог бы и не заметить, что там была какая-то растительность.

Растительность арктической тундры обычно не упоминают без присовокупления эпитета «скудная». Да и что действительно можно сказать о темно-серых и черных розетках лишайников, кое-где прилепившихся к скалам? Или о черных и зеленых бархатных пуговках мхов, которые поселились на пятнах мелкозема, накопившегося между камнями, вероятно, за столетия?

Надо быть специалистом-ботаником или вообще очень наблюдательным человеком, чтобы обнаружить эту - я бы назвал ее героической - растительность Антарктиды. Ведь мхи и лишайники, пусть их очень немного и пусть выглядят они убого, рождаются и живут в течение всего трех месяцев в году, когда грунт и скалы порой довольно сильно для этих мест нагреваются солнцем. В тече­ние остальных девяти месяцев они находятся не только в зимней спячке, но и подвергаются опасности быть перемолотыми в порошок чудовищными антарктическими ураганами, несущими в бешеных своих струях не только сростки ледяных кристаллов снега, но и песок, и гравий с разрушаемых ветром скал.

Поэтому те немногие места, где можно обнаружить мхи и лишайники, являются и местами, наиболее защищенными от зимних ветров, дующих с юга, из центра Антарктиды. Из ледяных глубин и с заоблачных высот дуют эти ветры: ведь центральное антарктическое плато лежит на высоте четырех километров над уровнем моря, и температура здесь даже летом не поднимается выше минус тридцати - тридцати пяти градусов.

Растение не может жить без воды. Но дожди даже на побережье Антарктиды, омываемой тремя океанами, - явление более редкое, чем в Сахаре. В ожидании дождей погибли бы даже неприхотливые лишайники. Но оказывается, растения приспособились добывать воду благодаря своей темной окраске и щедрому летнему солнцу. Ветер, значительно более слабый, чем зимой, дует здесь и летом. А по ночам он почти ежедневный гость. Переметаемый снег покрывает растения тонким слоем, а днем солнечные лучи, свободно проникая через этот тонкий слой, нагревают растения, и снег превращается в воду, которая и усваивается растением.

Мхи и лишайники не меняют своего цвета ни летом, ни зимой, а на ощупь и летом кажутся засохшими и мертвыми. Поэтому неспециалист с одинаковым успехом может совершать ботанические экскурсии в любое время года. Гладкая поверхность камней, похожих на огромные подушки и целые перины, обдуваемая ветрами, зимой не заносится снегом.

Если прочесть работы ботаников, то мы узнаем, что на побережье Антарктиды широко представлены микроскопические водоросли. В некоторых местах можно увидеть огромные их скопления, окрашивающие поверхность в зеленый или красный цвет. Пятна зеленых водорослей издали напоминают лужайки, но, когда подходишь к ним, оказывается, что эти растения развились на экскрементах пингвинов Адели, покрывающих скалы в местах старых гнездовий.

Водоросли развиваются и на снегу, близ скал, откуда их сдувает ветер. Поглощая лучи солнца и способствуя таянию снега, они оказываются в благоприятных для развития условиях.

Глядя на черные пятнышки мхов и приклеившиеся к камням лишайники, поражаешься огромной жизненной силе, которой обладают эти незаметные растения, победившие и холод, и ураганы.

В трехстах километрах от Мирного, в прибрежном каменистом оазисе Бангера, благодаря прогреванию солнцем свободной от снега поверхности скал и воздуха те же мхи и лишайники местами образуют небольшие плотные ковры, маленькие «леса», как назвал их географ Е. С. Короткевич. Растения настолько сухи и так нагреваются днем солнцем, что неосторожно брошенная спичка вызывает «лесной пожар».

Оазисы и выходы отдельных скал в других частях Антарктиды не представляют исключений и отличаются такой же бедностью флоры. Только на выдающемся далеко к северу Антарктическом полуострове найдены кроме малозаметных мхов и лишайников два вида высших - цветковые растения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animal.geoman.ru/ 'Мир животных'
Рейтинг@Mail.ru