Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЭТИ МНОГОЦЕЛЕВЫЕ ЖЕЛЕЗЫ


Общаются звери с помощью запахов двумя путями. Или наносят запах своего тела на окружающие предметы, или их запахи на свое тело.

Нанесение зверем своих пахучих меток обычно называют маркировкой. Маркируют все: территорию, своих собратьев, предметы, воздух. Метят мускусами, мочой, калом, потом и всем, что у зверя имеет запах.

Почти у каждого зверя есть своя маленькая парфюмерная фабрика - одна или несколько пахучих желез. Ученые их называют «специфическими кожными железами», так как все они расположены на коже. Размеры и строение этих органов разные: иногда еле заметное голое пахучее пятнышко среди меха, а иногда мешочек с кулак. Располагаются пахучие железы по-разному: у кого на голове, у кого на ногах, у кого под хвостом - кому как удобнее. У антилопы-сайгака нашли на теле ни много, ни мало - 24 разные железы. Перепись этих «парфюмерных фабрик» еще не закончена. Нет-нет да и находят ученые новую неизвестную пахучую железку у какого-нибудь зверя.

Пахучая печать. Ставя метку, каждый зверь ведет себя по-своему, то есть ритуал маркировки имеет видовые особенности. Вот как метит индийская мангуста - хищник из семейства виверр, по описанию немецкого ученого Фидлера.

Попав в новую комнату, зверек все обнюхал. Первую метку поставил через 20 минут. Делал он это следующим образом. Понюхав предмет, зверек поворачивался, а затем подобно акробату вставал на передние лапы, отворачивал хвост и прижимался к намеченному месту подхвостной частью, куда выходят протоки пахучей железы. Слегка потеревшись ею, чтобы «печать» была явственнее, зверек принимал свою обычную позу.

Подобным образом, но без акробатических трюков, ставит метки барсук, у которого также под хвостом имеется пахучая железа. Натуралист Н. Подъяпольский, изучавший этого зверя, пишет: «Знакомясь с каждым из новых для него предметов, барсук обнюхивал их, потом поворачивался задом и прикладывался к ножкам табуретов, стульев и к каждой из наших ног основанием хвоста... Когда барсуку приходилось вновь соприкоснуться с предметом, уже получившим его запах, он только чуть поводил носом и более уже не обращал на этот предмет Внимания».

Скунс, или, как его иногда называют, «американская вонючка», не трется железой, а стреляет из нее. Запах для него не только метка, но и оружие. Встретив врага, скунс поворачивается к нему задом, подгибает передние лапы, и подняв хвост, берет его «на прицел». Родственник скунса сурилъо, принимая угрожающую позу, встает на передние лапы, бежит навстречу опасности и наводит на противника отверстие железы.

Красочное описание маркировки у обыкновенной носухи (или коати) - хищника из семейства енотовых имеется у натуралиста, писателя Даррелла: «Обоих коати я привязал на очень длинных сворках к деревьям. Всякий раз при этом Матиас (кличка зверька - С. К.) поначалу тратил минут 10 на то, чтобы обозначить свои новые владения пахучими выделениями железы, которая находится у него у основания хвоста. Он торжественно ходил по кругу с выражением крайней сосредоточенности на морде и через определенные интервалы присаживался, чтобы потереться задней частью тела о понравившийся ему камень или палку.

Проделав эту операцию, которая у коати равнозначна поднятию флага над завоеванной территорией, он держался уже свободнее и с чистой совестью начинал охоту за жуками. При подходе собаки коати затевал с ней драку, изгонял ее и, спокойно повизгивая и попискивая, пускался по кругу, чтобы снова обозначить свои владения».

Выхухоль и моль. Весной, в марте нетрудно пронаблюдать маркировку у домашних кошек на какой-нибудь хорошо видной вам крыше. Степенно следуя своим путем, Васька-Дон Жуан вдруг останавливается у какого-нибудь приметного места - конька крыши, палки, поворачивается к нему задом, чуть приседает на задних ногах и нервно вздрагивает хвостом. При этом выбрызгивается немного жидкости. По следам этого кота следуют другие и в тех же местах, останавливаясь, проделывают то же самое.

Зверьки из отряда грызунов - пищухи имеют пахучие железы на щеках. Они трут и скребут их передними и задними лапами, тем самым нанося на подошвы конечностей пахучий секрет. А кролики и зайцы трутся о предмет подбородком, на котором у них расположена пахучая железка.

У древесных даманов она находится на спине: почесался ею и метку одновременно поставил. Косули ставят метки лобной железой. У верблюдов она на затылке, у слонов на висках. Пятнистому же оленю досталась хвостовая железа. У северного оленя пахучая железа между копыт: ходит и метит. У лося на локтевых суставах пятнышки вроде мозолей - тоже железки. У кенгуру они на груди и под мышками. У броненосца пахучие источники спрятаны в отверстиях панцыря, лемуры имеют их на предплечье.

Большинство хищников и грызунов имеют также пахучие железки в мякишах пальцев, поэтому их следы всегда пахнут. Академик В. Е. Соколов установил, что нет подошвенных желез у выхухоли. Видимо, потому, что на нижней стороне хвоста у нее имеется крупная железа, которой она все время касается земли. Мускусный запах ее, имеющий анисовый оттенок, очень любил Лев Толстой: в старину сушеные выхухолевые хвосты клали в сундуки для придания запаха белью и против моли.

Когда они волнуются. Выделение содержимого пахучих желез наблюдается у возбужденных зверей: при опасности, испуге, под влиянием злобы, в критические минуты жизни. Например, росомаха, пишет А. А. Черкасов, «...будучи окружена собаками и не видя спасения, испускает такое зловоние, что собаки тотчас отскакивают от нее. Здешние промышленники говорят, что «она, проклятая туманит взор, так что собаки после того худо видят и теряют ее из глаз», а некоторые даже утверждают, что если собака попадается под самую струю зловония, то впоследствии теряет остроту чутья; вот почему здешние промышленники хороших собак не травят на росомах».

Норки, разводимые на фермах, выбрызгивают мускус, когда их берут в руки. Лисица, сидящая в клетке, стала гораздо сильнее пахнуть, когда прошел поезд, который испугал ее. У озлобленного, готового к бою волка хвост у основания, где расположена «фиалковая железа», находится на самой высшей точке и шерсть на железе ощетинена, чтобы дать возможность запаху распространяться более интенсивно. Если кошку неожиданно напугать, то следы ее на полу становятся влажными, как и у ручной львицы, которую воспитала Д. Адамсон - автор знаменитой книги «Рожденная свободной». У колонка, жившего дома, при возбуждении краснели подушечки лап.

Самец водяной крысы, живший в неволе, был выгнан из домика другим самцом. Обиженный посидел пригорюнившись, а потом принялся быстро скрести свои боковые железы попеременно, то передней, то задней лапкой. После этого он заметно приободрился, стал нюхать воздух и стучать по стенкам садка хвостом, который у него сделался упругим. Затем зверек кинулся в домик к обидчику и принялся лупить его...

Беспокойный период. Замечено, что сила запаха тела зверя меняется в разные времена года. В период гона все звери пахнут сильнее, чем обычно. У многих хищников этот беспокойный период бывает в конце зимы, когда начинает пригревать солнышко. У лисицы, добытой в это время, корень хвоста издает нежный аромат фиалки. Вообще-то он продуцируется круглый год, но весной этот аромат наиболее силен.

Усиленно работать в период любви у зверей начинают не только специальные пахучие железы, но и потовые, сальные железки в коже. Даже у таких чистоплотных, совершенно не пахнущих при содержании в неволе зверьков, как орешниковые сони, к лету появляется запах.

В период размножения шкура южных морских котиков имеет приятный запах мускуса циветты, в обычное же время она пахнет резко и неприятно. В гон все звери более подвижны, поэтому возрастает и маркировка территории секретом подошвенных желез.

Доказательством связи пахучих желез с половыми циклами служит тот факт, что при кастрации запах тела ослабевает. Но если потом вводить в организм зверя половые гормоны путем инъекций, то запах снова возрождается. При кастрации размер специфических кожных пахучих желез значительно уменьшается.

Однако не у всех зверей состояние кожных желез зависит от периода гона. Скажем, у некоторых землероек они хорошо развиты и зимой, и летом. Кастрация не влияла на размер подхвостных желез у девятипоясного броненосца.

Оружие защиты. «У землероек оба пола снабжены пахучими брюшными железами,- писал Чарлз Дарвин,- и ввиду того, что трупы их остаются нетронутыми птицами и хищными животными, нельзя сомневаться, что запах им служит охраной».

Самое сильное пахучее оружие, конечно, у скунса. От запаха выделений его подхвостной железы некоторые животные впадают в бесчувственное состояние, а у человека появляется тошнота, и он может упасть в обморок. Скунса пытались акклиматизировать у нас в стране, но безуспешно. Скорее всего потому, что у выпускаемых зверей вырезали пахучие железы - зверь был лишен своего главного оружия.

Не так уж безобидны и мускусы других зверей. Попадание содержимого подхвостовой железы американской норки в глаз ощущается несколько часов. В народе полагают, что хорек не только обороняется с помощью своего запаха, но и одурманивает таким способом свою жертву, лишая ее способности сопротивляться. Убеждение в отпугивающем действии мускусов широко распространено: даже сейчас рыбаки Ньюфаундленда перед путиной запасаются «бобровой струей» (так называют пахучие железы бобра) - верным средством, по их мнению, для отпугивания морских змей, в существование которых они верят.

Однако большинство наблюдений говорит о другом. Собака, нападая на норку, которая выбрызгивает мускус, не обращает на это никакого внимания. Запах не устрашает ее. Но все-таки может содействовать спасению зверька, дезориентируя преследователя. Пытаясь поймать верткого горностая, собака натыкается на запах его мускуса, начинает его искать в снегу, а он тем временем и был таков.

Защитное свойство мускуса выражается и в психическом воздействии: неожиданное появление сильного запаха снижает уверенность агрессора и тем самым облегчает спасение жертвы.

Оборона от кровососов. Полагают, что запах кожных желез слухового прохода, в том числе и у человека, служит для защиты его от попадания насекомых. Любопытно, что вши никогда не заползают в уши.

Возможно, что подобным свойством обладают и запахи других мускусов. Как-то я проделал такой опыт. Смазал одну из своих рук до локтя мускусом норки, разбавленным глицерином, а затем, расставив руки в разные стороны, сидел неподвижно 20 минут и считал комаров, посетивших каждую руку в отдельности. Нельзя сказать, чтобы это было очень приятное занятие, но интересное. Руку с запахом укусили 23 комарика, а другую - 37. Видно было, как некоторые из этих тварей подлетали к коже, имевшей запах мускуса, кружили над ней, а затем улетали.

Из опыта звероводов Севера известно, что гнус иногда насмерть заедает щенков зверей, разводимых на фермах. Больше всего при этом достается маленьким лисицам и песцам, норчат же комары кусают не так зло, что, видимо, связано с их более сильным запахом.

«Дважды я видела, как Эльса невозмутимо пересекала широкий поток черных муравьев,- пишет о своей ручной львице Джой Адамсон,- ее большие лапы вносили смятение в их стройные колонны. Эти крошечные воины яростно атакуют любое препятствие на своем пути, но Эльсу почему-то они не трогали». Не исключено, что действовал запах мускуса подошвенных желез. Кстати, ни львицу, ни львят ни разу не жалили скорпионы, которые в Африке водятся в изобилии.

Однако далеко не всех зверей их запахи спасают от насекомых-кровососов. Песчанки приспособились бороться с ними другим путем: они запасают в норы полынь, дух которой нетерпим для блох.

«Нас слишком много». В последние годы ученые заметили, что при разной численности зверей меняется не только их поведение, но и запахи тела. Иначе говоря, получены факты, свидетельствующие о связи деятельности пахучих желез с плотностью популяции. Например, вес паховых и подчелюстных желез у самцов диких кроликов там, где их мало, оказался гораздо выше, чем там, где их много. Это, конечно, связано с взаимными контактами.

Интересно, что вес желез у бобров зависит от места и условий обитания: там, где много браконьеров, где зверей часто тревожат, мускусные мешки у них небольшие и дряблые, а там, где их не беспокоят, железы крупные с густым мазеобразным секретом.

Оказалось, что запахи могут и подавлять и усиливать размножение зверей. Скотоводы знают, что присутствие самца в стаде, его запах синхронизируют половые циклы самок.

Появление самца ускоряет наступление готовности к размножению у самок мышей и хомячков. При выключении же у них обоняния уменьшается количество случаев готовности и беременностей. Большинство самок мышей не приносит потомства и при большой скученности в колонии.

Кстати, у насекомых запахи тела могут подавлять не только размножение, но и рост. Например, в компании по 10 штук тараканы растут медленнее, чем одиночки. Если же им отрезать усики-антенны, на которых имеется орган обоняния, они догонят в росте изолированных собратьев.

Все больше и больше появляется доказательств того, что животные способны сами регулировать свою численность (бессознательно, конечно!) в соответствии с наличием пищи. Запахи тут играют не последнюю роль.

Нельзя пахнуть сильнее вожака. У самцов пахучие железы обычно крупнее, чем у самок, даже если брать не только абсолютный, но и относительный вес, то есть с учетом размеров тела. Например, подбородочная железа у самцов диких кроликов куда больше, чем у самок, и пользуются они ею для маркировки запахом границ своих владений в 7 раз чаще, чем самки. Подхвостная железа у самцов американской норки в 3,5 раза больше, чем у самок, а в период брачного возбуждения разница еще больше. Отличаются железы зверей разного пола по химическому составу их секретов.

Иногда у самца есть железа, а у самки нет, например, препуциальная железа у кабарги, брюшная железа у крысы с Гавайских островов, горловая железа у тропической американской летучей мыши. Обратная картина встречается редко. Видимо, самцы всех зверей пахнут сильнее, чем самки.

Оказывается, степень развития пахучих желез характеризует положение отдельного зверя на иерархической лестнице в его сообществе. Доминанты, или лидеры, имеют наиболее крупные, развитые пахучие органы, звери же с подчиненным положением не могут хвастаться их величиной. Л. Н. Скурат установила, что среди полевок крестцовые железы наибольшего размера отмечены у самцов, имевших самые крупные половые железы-семенники. Никто не имеет права пахнуть сильнее вожака!

Любопытно, что среди крупного рогатого скота развитие кожных желез связано с хозяйственными и племенными качествами: чем больше потовых и сальных желез, тем больше содержание жира в молоке, тем лучше производитель.

Запах тела зависит и от питания. При кормлении рассы (есть такой хищный зверь) бананами ее мускус становится особенно благовонным. Еще Ч. Дарвин заметил, что если собаку кормить сырым мясом, то ее запах становится похожим на запах шакала. Белые крысы, в пище которых содержалось много питательных веществ, привлекали большее количество комаров, чем крысы, получавшие обычный корм.

Голодание также влияет на запах тела. Норчонок, погибший от голода, имел в запахе, присущем норкам, совершенно не свойственный оттенок пиридина. Барсук, добытый во время спячки, то есть когда он не потребляет пищи, пахнет слабее, чем обычно. Кстати, голод влияет не только на запах, но и на обоняние.

Одомашнивание зверей ведет к ослаблению их запаха. Лабораторная крыса в сравнении со своими дикими сородичами почти не пахнет. В неволе хорьки редко выбрызгивают содержимое подхвостной железы. Не в связи ли с изменением запаха дикие животные враждебно относятся к особям своего вида, жившим у человека?

И тут комплексность. Маркировка мускусом у зверей нередко сочетается с маркировкой продуктами жизнедеятельности - мочой и экскрементами. Секрет подхвостных желез попадает на них. У самца кабарги экскременты получают запах мускуса, проходя через щетку волос хвоста, имеющего пахучие железы. Моча у некоторых зверей также обогащается мускусом, например у бобра. Запаховая маркировка нередко сочетается со зрительной. У самцов красного кенгуру шерсть в местах расположения пахучих желез окрашена в красный цвет, у самок карликовой антилопы - в цвет индиго.

В некоторых случаях животному важно не только не оставить метку, но и более того,- замаскировать свой запах. Например, заяц на лежке поджимает под себя пахнущие лапы, поэтому хищникам обнаружить его трудно. Затаившиеся зайчата не выделяют помета, целиком усваивая молоко матери. Эксперимент показал, что лисица, проходя мимо такого зайчонка, не чует его, но очень возбуждается, напав на его след.

Взрослые утки редко попадают в зубы хищника потому, что, опускаясь к гнезду или взлетая, они почти не отходят от него и, следовательно не оставляют пахучих следов, ведущих к нему. К тому же утки, высиживая птенцов, не смазывают, как обычно, своего оперения пахучим секретом копчиковой железы.

А зачем они метят? Инстинкты заложены в зверя для того, чтобы он мог делать то, без чего нельзя обойтись: пить, есть, оставлять потомство. Но жизнь его зависит не только от этого, но и от конкретного знания среды в месте обитания. Детальное изучение местности и окружающей обстановки облегчается оставлением пахучих меток. Поставив их, зверь как бы говорит: «Изучено, ничего опасного нет, в следующий раз можно не задерживаться». Так сапер, разминировав дом, оставляет надпись: «Разминировано».

Без пахучих меток освоение местности, накопление жизненного опыта затянулось бы. Чтобы не попасть в зубы врагу, не пострадать от соперника, зверек должен все время находиться в состоянии бдительности, что связано с постоянным нервным напряжением. Необходима разрядка и в то же время необходима бдительность. Решению этой противоречивой задачи помогают пахучие метки: мускусы, моча и экскременты выделяются в моменты нервного возбуждения - при встрече с врагом, соперником, жертвой, партнером по размножению, то есть тогда, когда бдительность и готовность к решительным действиям должны быть максимальны. Запахом отмечаются те места, где имели место эти встречи и, проходя вторично возле этих мест, зверь по запаху обнаруживает их и приходит в состояние боевой готовности.

Пахучие железы в какой-то степени имеют также физиологическое назначение: способствуют терморегуляции, выделению шлаков из организма, смазке и увлажнению кожи. Усевшись поудобнее на задние ноги, оперевшись на хвост и, слегка приподнявшись, бобр передними лапами тщательно расчесывает волосы на груди, животе. Время от времени он когтями выдавливает жировые выделения подхвостной железы и смазывает ими волосы. Также поступает нутрия после купания. А выхухоль смазывает свою шерстку мускусом хвостовой железы. Летучие мыши секретом глазничных желез смазывают летательные перепонки. Выделения подошвенных желез у зайцев и некоторых других зверей предохраняют густую шерсть от налипания снега и грязи. Секрет подхвостных желез смазывает стенки конца прямой кишки. Это полезно, особенно хищникам, у которых при поедании костей помет бывает почти сухим.

Усилители ароматов. При встречах собаки внимательно обнюхивают друг друга, прежде обследуя носом те места, где имеются пахучие железы. Обычно обнюхивание определяет характер дальнейших отношений: враждебный или миролюбивый. У человека запахи могут регулировать настроение, вызывая приятные или неприятные ощущения. То же самое, вероятно, происходит у зверей.

Известно, что стрихнин возбуждает нервную систему. Если человеку ввести под кожу слабый раствор стрихнина, то он начинает ощущать запах духов, исчезнувший с лоскутков бумаги. Вот потому-то мускусы и входят в состав духов: возбуждая нервную систему и усиливая обоняние, они способствуют их «стойкости». Профессора Л. В. Крушинский и Д. А. Флесс установили, что обоняние собак обостряется при введении в их организм фенамина.

Установлено также, что некоторые запахи обостряют зрение в темноте и другие чувства. Многие звери спят, свернувшись клубочком. При этом нос находится у корня хвоста там, где расположена фиалковая железа. Случайно ли это? Может быть, и нет: во время дремоты зверь может обнаружить опасность только с помощью обоняния и слуха, поэтому они должны работать особенно хорошо.

Почему медведь в берлоге сосет свою лапу? Никто не знает, зачем он это делает. Но его подошва имеет железы, выделяющие пахучий секрет. Не здесь ли лежит разгадка? Ведь иногда слизывают лисицы выделения своей фиалковой железы. В старых книгах писали, что спящий барсук высасывает содержимое подхвостной железы. Может быть, зверям нужны секреты собственных желез для регуляции каких-то процессов в организме? Используют же звери собственную слюну, содержащую лизоцим, убивающий микробов, при зализывании ран.

Возможность лекарственного использования животными собственных мускусов подтверждается тем, что многие из них с теми же целями применялись людьми. Раньше из «бобровой струи» приготовляли более 50 различных лекарств. «Струю» использовали в медицине разных народностей, поэтому спрос на нее был огромным. Говорят, что бобра погубила его «струя»: этого зверя чуть не выбили начисто. В Белоруссии, где численность бобра сейчас довольно высока, распространилось браконьерство в связи с широким спросом на «струю», которую применяют для стимуляции половой энергии.

В качестве лекарства в старое время использовали мускус кабарги, циветты и даже содержимое предглазничных желез лося. Некоторые грызуны, мыши, крысы и другие выделяют вещества, которые подавляют жизнедеятельность бактерий. Мускусы зверей семейства куньих имеют сходство в запахе с чесноком, луком, черемухой - растениями с фитонцидным действием. Мускусы выхухоли и ондатры содержат в запахе оттенки аниса и мяты, растений, имеющих эфирные масла. А эти вещества обладают антибактерицидными свойствами.

Манометр силы и здоровья. Давным-давно я слышал шутливую частушку:

Зашла курочка в аптеку 
и сказала: «Кукареку, 
Дайте пудры и духов 
Для приманки петухов». 

А нужны ли «духи» животным? Да, нужны. Опыты показали, что самцы обезьян не проявляют полового интереса к самкам, если у них удалены половые железы - яичники. Но если самкам-кастратам вводили в кровь половые гормоны, то самцы начинали обращать на них внимание. Дело в том, что кастрация ведет к угасанию деятельности пахучих желез. Их усиленная работа связана с большим количеством половых гормонов, с высокой половой активностью, а следовательно, с усиленным обменом веществ и хорошим здоровьем.

Чтобы звери размножались, не ссорились, рекомендуют подбирать дружные пары. Взаимное обнюхивание - первое действие встретившихся зверей и, если при этом не возникает драки звери будут жить мирно. Возможно, что за «симпатиями» и «антипатиями», основанными на запахе, скрываются биологический смысл и, может быть, подбор по генетической совместимости, поскольку запах служит отражением обмена веществ и состояния здоровья.

Мускус в роли паспорта. У народа манси существует легенда о том, почему собаки обнюхивают друг друга. Когда-то собаки послали ходоков к богу с жалобой на худую жизнь. Ходоки соблазнились сытой жизнью в чужих краях и не вернулись. Послали вторых и, чтобы их можно было узнать, пометили запахом. Эти ходоки тоже не вернулись. С тех пор ищут изменников среди всех собак по запаху и найти не могут.

Индивидуальный запах неповторим. Не доверяя своим глазам, собака может облаивать хозяина за 15 метров, но стоит ей уловить его запах, и поведение тут же меняется.

Любопытно, что у ряда народностей в ритуал приветствия входит обнюхивание. Например, люди Юго-Восточной Индии при встрече прижимают рот и нос к щеке гостя и производят сильный вдох. Они говорят не «поцелуй меня», а «обнюхай меня». У коренного населения Новой Зеландии - маори при встрече друзья соприкасаются носами, ту же картину можно наблюдать у полинезийцев, малайцев и других народов. Предполагают, что эти обычаи остались с древних времен, когда первобытные люди обнюхивали чужака.

У зверей обнюхивание - это прежде всего опознание видовой принадлежности. Запах - пропуск в стадо и группу. Чернохвостые олени периодически принюхиваются к копытной железе своих соседей по стаду, сверяя принадлежность к нему,- днем 1 - 2 раза в час, а ночью до 6 раз в час. Если в стадо попадает чужак, то его обнюхивают в 3 - 4 раза чаще и норовят всячески обидеть.

«Мой запах - значит, мое». Порядки нужны не только людям, но и животным. Они также делят земли. Каждый имеет участок, который может прокормить его, есть территории и общего пользования. Везде межи, границы, указатели, но мы не видим их, потому что они доступны большей частью только для обоняния.

Мускусная метка - пограничный столб. Нельзя сказать, чтобы это была очень действенная преграда. Есть нарушители. Многие проявляют «неуважение» к чужим меткам и стремятся подавить их своим запахом. Немало хлопот с подновлением пограничных знаков, но все-таки польза есть, прежде всего «психологическая». Пахучая метка не может задержать нарушителя, но, переступив границу, он теряет уверенность и владелец участка при возможной драке имеет больше шансов победить. Ощущение своей «правоты» придает смелость и силу.

Запаховая метка у зверя - проявление чувства собственности. Эту звериную заповедь ярко сформулировал известный натуралист Сетон-Томпсон: «Произведенное принадлежит производителю; непроизведенная собственность принадлежит тому, кто первый найдет ее и завладеет ею... Права владельца выражаются двумя способами: самим фактом обладания и пометками, налагаемыми на собственность. Последних существует два сорта: видимые предметы и предметы, ощутимые для одного обоняния,- эти без сомнения важнейшие из двух».

Маркируют не только границы владений, но и норы, добычу и т. д. Прежде всего метки предназначены для сородичей по виду. Самца и самку газели, сидевших в смежных вольерах, как-то поменяли местами. Звери тут же обнаружили места, где их предшественник оставлял пахучие метки железой, и пришли в сильное возбуждение. Несколько дней спустя самца газели поменяли местами с индийской антилопой, но ни одно из животных даже не обратило внимания на пахучие метки предшественника. Однако в условиях природы «пахучие штемпели» играют роль и для зверей других видов, особенно если у автора метки крепкие зубы и когти.

Мускус - пароль. Запах служит главным признаком, по которому опознается особь своего вида, так как зверь не может использовать свою внешность для сравнения, собственный же запах может сравниваться с чужим. Несмотря на огромные различия во внешности у собак разных пород, среди них никогда не бывает недоразумений по этому поводу. Видовые различия в запахе тела зверей, несомненно, служат препятствием для скрещивания разных видов, способствуют строгому разделению видов, сохранению видовых особенностей.

Интересно, что пахучие железы на различных частях тела имеют разный запах у одного и того же зверя. Например, запахи фиалковой и подхвостовой желез у лисицы совершенно несхожи. И кожа в разных местах пахнет по-разному. У самки черного хорька запах головы имел оттенок псины, лопаток - меда.

Мы убедились, как много различных назначений выполняют пахучие железы и мускусы зверей. Это и понятно. Человек, приспосабливаясь к окружающему миру, использует в своей жизнедеятельности всевозможные материалы, орудия, вещества. Зверю же приходится рассчитывать только на себя, на врожденные свойства своего организма. Поэтому его наружные органы приспособлены для выполнения не одной, а нескольких функций.


предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

заказать диплом в днепропетровске, дипломную в