Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Большеклювый зуек (Charadrius leschenaulti Less.)

(Казахское название птицы "бальшикши".)

Большеклювый зуек - один из типичных обитателей плотногрунтовых северных пустынь Закаспия. В силу стенотопности вида распространение оказывается мозаичным. Для гнездовий зуек использует участки равнинной глинистой и глинисто-каменистой пустыни с такыровидными пятнами обнаженного грунта и с разреженной растительностью из биюргуна (Anabasis salsa) или из биюргуна с белой полынью (Artemisia terraealba), на щебнистых участках иногда с тас-биюргуном (Nanaphyton erinaceum). Общее проективное покрытие растительности на участках, где численность зуйков максимальна, составляет 10-25%. С появлением злаков (Eremopyrum orientale, Agrоруrum sibiricum) в растительном покрове и с увеличением суммарного проективного покрытия (до 30-50%) местность становится менее пригодной для этих куликов и в таких местах никогда не наблюдается их максимальной численности. Дальнейшее повышение плотности травостоя практически исключает обитание вида.

Отсутствие воды не лимитирует их распространения. Зуйки могут быть встречены на гнездовье в глубинных и совершенно безводных районах пустыни. Тем не менее в пролетное время и в период кочевок объединенных выводков они охотно посещают любые водоемы, и можно констатировать их временную концентрацию на пляжах восточного побережья Каспия.

На Мангышлаке и западе Устюрта большеклювый зуек - обычный гнездящийся вид, однако распространен он далеко не повсеместно. Северная граница ареала вида проходит от полуострова Бузачи на северную часть Устюрта, захватывая большую часть Мангышлака и плато Устюрт (см. рис. 28). Внутри ареала распределение зуйка не сплошное и соответствует распространению лишь тех типичных природных угодий северной пустыни, которые характеризуются высокой дисперсией растительного покрова и общей экстремальностью облика природных угодий. Уже незначительные внешние изменения природной обстановки в сторону большей мезофильности вызывают замещение большеклювого зуйка каспийским. Особенно это заметно у северного предела распространения рассматриваемого вида.

Рис. 28. Распределение и численность большеклювого зуйка в северной пустыне
Рис. 28. Распределение и численность большеклювого зуйка в северной пустыне

Вдоль Каспийского побережья большеклювый зуек распространен на севере до южных склонов плато Мангышлак (Сегенды), обитает в районе впадины Карагие, далее, к востоку, - на всем плато южной части Мангышлака. В районе мозаичных массивов песков юго-восточной части Мангышлака этот вид не обнаружен и, по-видимому, не гнездится. На Устюрте обитает в юго-западной и западной части, на севере плато постепенно заменяется каспийским зуйком. Осенью был встречен у сора Асмантай-Матай (на севере Устюрта) среди щебенистой полынно-биюргуновой пустыни (Долгушин, 1948). С Устюрта без перерыва распространяется на северо-восточную часть Мангышлака, где встречается на плотных глинистых такырах и такыровидных равнинах с северной стороны Актау вдоль кряжа до залива Кочак и южной части полуострова Бузачи. А. К. Рустамов (1954) нашел большеклювого зуйка на юге Устюрта в качестве обыкновенной гнездящейся птицы. Четко выраженная северная граница ареала зуйка проходит от 44° с. ш. на берегу Каспийского моря до 44°35' с. ш. на северо-востоке Мангышлака и, по-видимому, до 45° с. ш. на Устюрте. Обращает внимание близкое совпадение границы ареала с направлением и положением северной границы зоны годовой испаряемости 1200-1500 мм; характеризующей уровень аридности природной среды (см. рис. 29, 30).

Рис. 29. Годовая испаряемость и распространение типичных видов растений в закаспийских пустынях (корреляция северной границы ареалов южнопустынных видов полыней и тетыра с зоной годовой испаряемости 150-175 см)
Рис. 29. Годовая испаряемость и распространение типичных видов растений в закаспийских пустынях (корреляция северной границы ареалов южнопустынных видов полыней и тетыра с зоной годовой испаряемости 150-175 см)

На всей северной четверти территории Мангышлака (зона годовой испаряемости 1000-1200 мм), за исключением крайнего северо-востока, большеклювый зуек замещен каспийским.

Рис. 30. Распространение ландшафтных видов птиц и млекопитающих в закаспийских пустынях (корреляция северной границы ареалов южнопустынных видов с границей зимы с неустойчивым снежным покровом)
Рис. 30. Распространение ландшафтных видов птиц и млекопитающих в закаспийских пустынях (корреляция северной границы ареалов южнопустынных видов с границей зимы с неустойчивым снежным покровом)

Численность большеклювого зуйка внутри гнездового ареала на отдельных участках существенно различается. В приморской полосе Мангышлака (начиная от северной границы ареала, в направлении на юг) она изменяется следующим образом. Между Сегенды и мысом Меловым (в полосе 40-50 км от границы ареала) зуйки встречались редко. Гнезд не найдено, но холостые птицы и летные молодые попадались регулярно (добыт взрослый самец, вероятно, не участвовавший в размножении (29 мая), и молодая самка (29 июня)). Численность зуйков - приблизительно одна птица на 5 км2. Дальше к югу от мыса Мелового зуйки гнездятся нормально (добыты пуховой птенец и взрослый самец). Численность их до Аще-сора и Ералиева на приморской низменности (в полосе протяженностью 50-60 км) - две птицы (или одна пара) на 2 км2. Начиная с южного берега впадины Карагие и мыса Джиланды (в 90-100 км от северной границы ареала), численность большеклювых зуйков на плато в приморской полосе достигает максимума - шесть птиц (местами даже 3, 4, 5 пар) на 1 км2. Это уровень наибольших показателей для вида в гнездовое время на всей территории закаспийских пустынь.

Смена природных угодий в прибрежной полосе Мангышлака от северной границы ареала большеклювого зуйка к югу происходит в следующем порядке: на пространстве от Сегенды до Мелового распространены белополынники с биюргуном и полынники на глинистых плато, злаково-полынные и солянково-полынные ассоциации в долинах впадины Кошкарата и Карагие и на приморских низменностях и полынно-злаковые комплексы на супесях и песках. Щебнистых площадей практически нет. Природные угодья, заселяемые большеклювыми зуйками, здесь сочетаются с биотопами, совершенно не соответствующими биологическим потребностям вида. На полосе шириной 30-40 км от берега моря, на которой был проведен учет численности птиц, заселяемые зуйками угодья составляют не меньше половины или даже около 2/3 всей площади. Между мысом Меловым и Ералиевом больше половины территории занимают природные угодья, в которых большеклювые зуйки не гнездятся. Пространства к югу от южного берега Карагие и мыса Джиланды почти сплошь занимают разреженные полынные биюргунники на плотном глинистом и щебенистом грунте, т. е. наиболее характерные для большеклювого зуйка природные угодья. Именно этим обстоятельством и следует объяснить высокую численность вида на гнездовье даже сравнительно близко от границы ареала.

При продвижении в направлении на восток от берега Каспийского моря численность этого вида резко падает уже в 30-40 км от берега (от шести и даже местами восьми птиц на 1 км2 в прибрежной полосе до одной птицы на 20 км2 в 100-150 км от моря) и сохраняется на низком уровне на протяжении всего плато в южной части Мангышлака вплоть до Устюрта, где в западных предчинковых участках (окрестности колодца Кугусем) повышается до одной птицы на 2,5 км2 или одной пары на 5 км2. Создается впечатление, что на предчинковых пространствах плато (как на Мангышлаке, так и на Устюрте) возникают "зоны повышенной численности" вида. Увеличение численности здесь связано с распространением в предчинковой полосе щебенистых грунтов и небольших такыров, в чем обнаруживается некоторая ландшафтная аналогия предчинковых пространств Западного Устюрта и приморской полосы на плато Мангышлак.

Для южного Устюрта (западная часть плато) А. К. Рустамов (1954) приводит высокую численность гнездящихся зуйков: 5-6 пар на 10 км маршрута между колодцами Крык-секиз и Тамды и 11 птиц за двухчасовую экскурсию в окрестностях колодца Кош-аджи. В юго-восточной части плато (у колодцев Казахлы и Узункую) численность зуйков меньше. В восточной части Прикарабогазья в середине апреля численность зуйков была очень низкой. В то же время у северных берегов Кара-Богаз-Гола большеклювые зуйки встречались чаще (на 26 км маршрута в окрестностях Сартаса 19 апреля были встречены три зуйка).

Периодические явления. Весной большеклювые зуйки прилетают на Мангышлак во второй половине марта. (19 марта два одиночных зуйка на западном берегу северной карабогазской косы. Пролет в это время уже заканчивался. 22 марта в прибрежной полосе к северу от Бекдаша зуйки были уже на своих гнездовых местах. В большинстве случаев они встречались по три или две птицы, реже по одной.) В этот период отмечено начало брачных игр. В предвечерние часы можно было наблюдать, как зуйки с криком летали низко над землей, гоняясь друг за другом. У четырех самцов, добытых 23-27 марта на мысе Джиланды и в окрестностях, половые железы были увеличены и выглядели набухшими (см. табл.19).

Таблица 19 (1). Размеры половых желез у большеклювых зуйков в разные сезоны
Сезон Дата Место добычи Размер гонад (левой и правой), мм
Самцы
Весна 23/III Южный Мангышлак, мыс Адам-таш 8,5Х5,7 6,5Х4,8
27/III Южный Мангышлак, мыс Джиланды 7,7Х4,9 8,0Х5,0
27/III Там же 8,1Х5,5 8,5Х4,6
27/III Там же 7,5Х4,6 7,0Х4,4
31/III Северный Мангышлак,
западное побережье у Сауры
(песчаный берег моря)
9,5Х6,1 7,7Х5,5
31/III Там же 9,1Х4,7 6,3Х4,6
31/III Там же 7,9Х5,5 5,4Х4,7
Лето 8/VI Юго-западный Устюрт 4,9Х2,6 3,7Х2,4
14/VI Западный Устюрт, 2 км
севернее колодца Кугусем
3,4Х2,5 3,3Х2,1
19/VI Юг полуострова Бузачи,
южнее Кембелек-сора
5,5* 3,8*
30/VI Южный Мангышлак, такыровая
равнина близ морского
побережья у сора Кара-куль
4,8Х2,4 4,6Х2,2

* (Длина гонад.)

В то же время зуйки изредка встречались на берегу моря у воды, где держались по одной-две птицы. По-видимому, продолжался прилет молодой части популяции. Весенний пролет зуйков происходит как в пустыне, так и вдоль морского побережья; предпочтения околоводным угодьям зуйки в это пору не проявляют. Больших стай во время пролета не образуется. На маршруте в 136 км вдоль восточного побережья Каспия от мыса Суэ до Ералиево за период с 22 по 27 марта учтено 57 большеклювых зуйков, т. е. 4,2 птицы на 1 км2.

Таблица 19 (1). Размеры половых желез у большеклювых зуйков в разные сезоны
Сезон Дата Место добычи Размер
яичника,
мм
Диаметр
фолликул,
мм
Самки
Весна 31/III Северный Мангышлак,
западное побережье у Сауры
(песчаный берег моря)
12,5Х16,5 14.8, 6.7, 3.7, 2.7,
1.0, остальные мельче
31/III Там же 11,7Х7,5 4.2, 2.0, 0.6, остальные
такие же и мельче
31/III Там же - 15.0, 6.5, 3.0, 2.4,
0.8, остальные мельче
29/IV Южный Мангышлак,
плато восточнее Ералиева
- 6.1, 3.9, 3.5, 3.4, 3.3,
2.9, 2.8, 2.6, 1.4, 1.0
Лето 29/VI Мангышлак, плато у побережья
моря южнее Акшукура
7,9Х3,3 1.1, 1.0, 0.8,
и мельче

Весной, пока еще прилетевшие зуйки не осели на местах гнездовий, их можно встретить иногда севернее границы гнездового ареала. На берегу моря у Сауры 31 марта были обнаружены одновременно четыре пары зуйков, которые держались на песчаном пляже у самой воды вместе с чернозобиками. И самцы и самки были хорошо упитаны, некоторые даже ожиревшие, половые железы самцов оказались увеличены, у двух самок в яичнике фолликулы диаметром 15,0 и 14,8 мм.

Кладка из трех яиц обычно происходит в последних числах апреля - начале мая. (29 апреля на плато у впадины Карагие в гнезде среди чистого биюргунника было два яйца.) Насиживают и самка и самец, на гнезде сидят крепко. При опасности с гнезда не взлетают, а не спеша отходят, после чего поднимаются в воздух и довольно далеко отлетают понизу. Сидящая в гнезде птица сливается с одноцветным сероватым фоном субстрата. Отыскать гнездо оказывается трудно. В негнездовое время большеклювые зуйки держатся очень осторожно, при приближении человека сначала отбегают, затем взлетают, описывая дугу. В период насиживания зуйки малоподвижны и малозаметны, поэтому при наблюдениях с автомобиля обычная ширина учетной полосы не должна превышать 50 м (т. е. меньше, чем в негнездовое время).

Гнезда большеклювых зуйков обычно располагаются на значительном расстоянии друг от друга. Во всяком случае колониального гнездования этого вида, как указывают Е. Л. Шестоперов (1938) и А. К. Рустамов (1954), для территории Туркмении, Мангышлака и Устюрта ни разу наблюдать не удалось. Лишь однажды встретились две пары неподалеку друг от друга. Период размножения несколько растянут. Выводок пуховых птенцов в возрасте трех-четырех дней был встречен на Западном Устюрте, у колодца Кугусем, 10 июня. Выводок подросших птенцов величиной с морского зуйка с пробивающимися из трубочек кроющими маховыми с пухом на голове, шее, спине и груди был встречен 19 июня на юге полуострова Бузачи, южнее Кембелек-сора. 30 июня восточнее сора Каракуль, на юго-западе Мангышлака, был встречен выводок пуховых птенцов не более двух-трехдневного возраста (см. рис. 28). Первые молодые большеклювые зуйки поднимаются на крыло в окрестностях Ералиево в конце первой декады июня (13 июня у берега залива был добыт молодой зуек, недавно начавший летать; на затылке еще сохранялся пух, вес птицы 62,2 г). Молодая хорошо летавшая самка была добыта из стаи (вес 75,8 г).

Выводок большеклювого зуйка состоит обычно из трех птенцов (соответственно величине полной кладки). Два из встреченных выводков (у колодца Кугусем и у сора Каракуль) имели по три птенца, один (у Кембелек-сора) состоял из двух подросших птенцов. Вместе с выводком долго держатся оба родителя, но в двух случаях с выводками были только самцы.

Некоторая часть популяции не принимает участия в размножении. Бродячие стайки холостых птиц охотно посещают открытые низкие берега моря и соленых озер. С 13 июня на берегу залива Александрбай с каждым днем зуйков становилось все больше. В стайках было по четыре-десять птиц. Самец, добытый 12 июня, оказался очень хорошо упитанным (вес 91 г). Другой, взрослый, не размножающийся (29 мая южнее мыса Сыгынды), весил 86,5 г.

Увеличение численности большеклювых зуйков на морских берегах со второй декады июня происходит за счет появления летных выводков куликов. Низкие открытые берега моря становятся обязательным местом их пребывания. В это время происходит объединение выводков. Выводки с родителями (четыре-пять птиц) сливаются обычно в стайки по 10-15, изредка даже до 40 птиц.

Конец июня, июль - время начала кочевок, которые завершаются довольно ранним отлетом. На плато юго-восточнее Акшукура на 25 км маршрута, проходившего не далее 7-10 км от моря, 29 июня подряд встретились три кочующие стайки, состоявшие из 40, 12 и 20 птиц, включая молодых и взрослых зуйков. В тот же день на берегу моря у Коскудука сразу после захода солнца была замечена стайка из семи куликов, которые с характерными трельками летели от берега моря в пустыню. В первой декаде августа большеклювые зуйки ни в пустыне, ни на морском берегу уже не отмечались.

По-видимому, отлет происходит в июле. На местах зимовки в Восточной Африке молодые зуйки появляются в июле - августе (Mackworth-Pred and Grant, 1952). Область зимовок простирается до Южной Африки и Мадагаскара. Известны встречи зуйков близ Кейптауна. Восточные районы зимовок охватывают побережье Южной и Юго-восточной Азии и острова.

Линька начинается в июне. У самца, добытого 12 июня, отмечена замена контурных перьев. Смена маховых и рулевых перьев происходит на местах зимовки, и там же завершается осенняя линька мелкого пера и начинается весенняя (Козлова, 1957). То, что основная линька у этого вида отнесена на период зимовки, связано, по-видимому, с ранним летним отлетом зуйков.

Упитанность птиц в момент прилета весной высокая. Подкожные жировые отложения у самцов хорошо развиты на груди и брюшке. Несшаяся самка (30 апреля) была средней упитанности; самцы, водившие выводки птенцов в июне, имели также среднюю упитанность. Подкожный жир у них был развит только под птерилиями. Молодые летные птицы в июне обычно средне-упитанны, напротив, неразмножавшиеся взрослые птицы в это же время сильно жиреют.

Дневная активность у большеклювых зуйков начинается с рассвета и длится примерно до полуночи, когда еще можно слышать голоса перелетающих птиц. Наиболее подвижны зуйки утром, в течение часа-двух от восхода солнца, когда в пустыне даже летом еще прохладно, и перед вечером. В жаркое время дня зуйки малоподвижны и молчаливы. Тем не менее не удалось заметить, чтобы в полуденную жару зуйки искали укрытия в тени. Их нередко приходилось видеть на голых такырах и на такыровидных "блюдцах", лишенных высшей растительности. На закате солнца и в сумерки зуйки ведут себя наиболее оживленно: часто слышится их короткий тонкий свист, переходящий в сухую трельку. Кажется, что птицы перекликаются. Вечером можно наблюдать их перелетающими низко над землей.

В конце марта и в апреле, когда температуры воздуха и поверхности грунта в пустыне еще низки, брачные игры зуйков происходят не только перед вечером, но и в дневные часы. Во второй половине июня стайки из объединившихся выводков раз или два в сутки посещают морские берега. В ранние утренние часы кулики кормятся в пустыне, затем между 8-11 часами появляются у воды. Некоторые держатся у моря в течение всего дня. Но особенно заметно движение стаек к воде перед вечером (в 17-19 часов). Одни из них начинают покидать побережье сразу после захода солнца, другие улетают в пустыню уже в темноте, немногие ночуют на берегу моря. В желудках добытых зуйков обнаружены остатки различных насекомых, больше всего жуков, в том числе жужелиц и навозников, фаланг, зеленые растительные остатки и песчинки. В гнездовое время большинство птиц обходится без питья, пополняя запас влаги в организме за счет пищи. Это позволяет зуйкам обитать в безводных районах пустыни.

Обращают на себя внимание некоторые черты этих куликов как характерных обитателей северной пустыни. Так же, как чернобрюхие рябки, большеклювые зуйки обычно не ищут укрытия в тени в дневные часы. Они легко переносят не только высокую температуру воздуха, достигающую в июне - июле 45°-47° С, но и большой нагрев поверхности грунта (до 52°-55° С). Однако, быть может, именно различия в температуре поверхности грунта тех или иных природных угодий пустыни объясняют некоторые детали в распределении зуйков и их поведении. Особенно охотно они селятся на участках глинистой и каменистой пустыни, если на них имеются свободные от высшей растительности такыровидные площадки. В этих местах птицы встречаются чаще, чем на чистом биюргуннике с лишайниковым покровом, который сообщает субстрату черноватый цвет. Температура светлой, беловатой поверхности такыровидного "блюдца" оказывается несколько ниже, чем поверхности грунта на биюргуннике с лишайником, больше нагреваемом (на 1°-1,5°) из-за темной окраски субстрата. Зуйки, по-видимому, используют это свойство такыров, охотно посещая их в период зноя.

Ограниченная подвижность птиц днем может быть связана с тем, что при перебежках птица должна ступать на нагретый грунт, тогда как стоя она сохраняет под собой не столь нагретое пятно; кроме того, неподвижная птица меньше расходует энергии и меньше перегревается. В отличие от взрослых зуйков пуховые птенцы "ищут" более низкие температуры, стремясь укрыться от солнца в тени кустиков полыни или солянок. По-видимому, свойства гелиофильности и термофильности развиваются и совершенствуются постепенно в ходе онтогенеза. Большеклювого зуйка в числе немногих других видов птиц пустыни (например, рябков) можно отнести к группе гелиофилов-термофилов, хорошо приспособленных к существованию в аридных условиях северных пустынь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru