Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дети есть дети

Если верить литературным источникам, первым человеком, вступившим в дружбу с дельфинами, был Телемах - сын Одиссея. Мальчику, случайно упавшему за борт корабля, дельфины помогли удержаться на поверхности и добраться до берега. В честь спасителей сына Одиссей выгравировал изображение дельфина на своем кольце и всегда носил плащ с пряжкой, сделанной в форме этого животного. Такая история двадцать столетий назад была описана Плутархом в сочинении «О разуме животных».

Римский ученый и писатель Плиний Старший, живший в I веке нашей эры, утверждал, будто достаточно было одному мальчику из селения Байя в любое время выйти на берег моря и позвать: «Симо! Симо!» (что в переводе означает «курносый»), как тотчас же к нему приплывал дельфин. Их дружба длилась несколько лет. Дельфин перевозил на себе мальчика через залив в школу, играл с ним. Когда мальчик заболел и умер, дельфин часто подплывал к берегу и, в конце концов, тоже умер, не вынеся разлуки с другом.

Описывает он и историю дружбы дельфина с мальчиком из Гиппона.

Древнегреческий поэт Оппиан, живший во II веке нашей эры, в своей поэме о рыбной ловле «Алиэвтика» повествует о трогательной дружбе дельфина с юношей.

Во всех этих историях есть отдельные детали, которые свидетельствуют о том, что рассказчик, или, вернее, пересказчик, не лишен фантазии. Так, Плиний Старший пишет, будто дельфин с удовольствием ел хлеб, который мальчик бросал ему в воду,- что весьма маловероятно. В другой истории утверждается, что, когда мальчик забирался на спину дельфина, тот прижимал колючки своего плавника, которых, как нам хорошо известно, у них нет и не могло быть. И тем не менее подобные детали не могут ставить под сомнение сами факты в целом. Но оставим древние легенды и познакомимся с более свежими историями.

В начале 1955 года на островах Новая Зеландия дельфин подружился с тринадцатилетней девочкой Джиль Беккер. Он умел безошибочно узнавать ее среди других купающихся и всегда подплывал именно к ней, позволяя садиться к себе на спину и играть с ним.

О подобной же истории писали и в 1965 году. Дело происходило в шотландском заливе Ферт-оф-Форт недалеко от курорта Эли. И здесь у ставшего впоследствии знаменитым дельфина Чарли была своя любимица - девочка Джейн Свенсон, всегда подолгу плававшая и игравшая с ним.

Можно было бы привести еще несколько, менее известных, подобных случаев, в которых партнерами дельфинов неизменно выступают дети. И хотя взрослые, безусловно, гораздо чаще сталкиваются с дельфинами в море, последние почему-то постоянно отдают свои симпатии именно детям.

Чем объяснить это? Поразмыслив, я пришел к выводу, что дельфины, как и многие другие животные, с большей охотой играют с детьми, чем со взрослыми. Мне захотелось проверить это предположение - тщательно сравнить отношение ручных дельфинов к взрослому и ребенку.

Мой одиннадцатилетний сын Игорь неплохо подходил для этой цели: мальчик отлично плавал, нырял и совершенно не боялся дельфинов, что тоже было немаловажно.

Конечно, искусственно созданная обстановка - это совсем не то, что естественная среда, где и происходили случаи, описанные в начале главы и где инициативу проявляли не люди, а сами дикие дельфины, находившиеся на свободе. Ведь наши животные уже продолжительное время жили в неволе и имели постоянный контакт с обслуживающим персоналом. Тем не менее было любопытно попытаться выявить разницу - если таковая существовала - в общении их с ребенком и со взрослым человеком. Для контроля я спускался к животным сам, то перед Игорем, то после него, и старался повторить все то, что с ними проделывал мальчик, чтобы сравнить реакцию дельфинов на одни и те же действия ребенка и взрослого.

Эксперимент проводился летом, когда вода в море достаточно прогрелась. Игорь был допущен к обслуживанию пяти афалин, разных по возрасту и размерам. Самой молодой из них оказалась двухгодовалая, чистенькая, веселая и игривая самочка по кличке Бэси. Чуть-чуть старше ее (а может быть, просто крупнее) был задорный, любящий пошалить самец Тотошка. Средний возраст представляли уже упоминавшиеся дельфинихи Марфа и Игрунья. И самым старшим в этой компании был почтенный, очень крупный, спокойный самец Посейдон.

Вначале Игорь стал принимать участие в кормлении животных и уборке бассейна. Все пять афалин содержались отдельно друг от друга. Это немаловажный факт, так как в этом случае исключается влияние поведения одного дельфина на поведение другого и тем самым достигается чистота эксперимента. Понемногу мальчик ознакомился с основными приемами совместного плавания и ныряния с животными, и, в конце концов, под строгим контролем он был допущен к «завязыванию дружеских контактов». Игорь с увлечением занимался дельфинами, а иногда мне приходилось буквально силком выуживать посиневшее чадо из вольеров.

Примерно через месяц начала вырисовываться определенная разница в отношении дельфинов к нам обоим.

Интересна была реакция животных на первое появление маль­чика в каждом вольере. Первые минуты все пять афалин вели себя почти абсолютно одинаково. Все они уже были хорошо знакомы с человеком, и если в вольерах появлялся пловец, даже не плавав­ший ранее с ними, животные сразу же подплывали к нему. Когда же в воде появился Игорь и выплыл на середину, каждый дельфин, направившись было к нему, метрах в трех внезапно останавливался и начинал ходить вокруг него, изучая. Летом все мы плавали без гидрокостюма, пользуясь одинаковым стандартным комплектом - ласты, маска, трубка. И в этом отношении мальчик ничем не отличался от остальных - те же ласты, маска, трубка, такого же размера и цвета, как и у всех нас. Ознакомительная реакция животных возникала, очевидно, в связи с тем, что дельфины отметили разницу в размерах между ним и взрослым человеком.

Последующие же действия животных были весьма различны. Бэси и Тотошка свели период знакомства к двум минутам, а затем каждая из двух афалин подошла к нему и вела себя как обычно: подставляла для поглаживания разные части своего тела, плавала и ныряла с мальчиком, уцепившимся за ее спинной плавник.

Марфа «знакомилась» около десяти минут. А Игрунья все двадцать минут пребывания Игоря у нее в вольере так к нему и не подплыла, хотя и долго кружила очень близка от него. Как только Игорь делал попытку приблизиться к ней, Игрунья быстро отплывала, затем снова возвращалась, пока наконец мальчик не коснулся ее. После этого лед был сломан.

Посейдон здоровается с Игорем
Посейдон здоровается с Игорем

Посейдон, потратив не более минуты на знакомство с новым существом, медленно подплыл и дал себя погладить. Но затем Игорь допустил ошибку - попытался сесть на него верхом, чего еще никто никогда не делал. Резко набрав скорость, самец «смыл» с себя седока и, как бы обидевшись на бесцеремонное поведение мальчика, больше не подпускал его близко к себе, уходя от контакта. В дальнейшем наблюдалась та же картина: Посейдон хорошо шел на контакт со мной, но с Игорем общаться категорически отказывался. Мало того, один раз, когда мальчик пытался дотянуться до него, он явно умышленно нанес ему довольно сильный удар рострумом в плечо. Обиженный Игорь вылез из бассейна со слезами на глазах, и я запретил ему плавать с Посейдоном.

Игрунья и Марфа иногда неплохо играли с мальчиком, но явно предпочитали возиться со взрослыми. Чтобы понять причины этого, я попытался проанализировать наше поведение в вольерах и выявить разницу. Во-первых, движения Игоря были значительно более быстрыми, при плавании он работал руками и ногами гораздо резче. Во-вторых, все его действия с животными - почесывания, поглаживания - были значительно мягче, чем у взрослого. Кроме того, нырнув мальчик мог находиться под водой менее продолжительное время и чаще выпускал нырнувшее с ним животное, чтобы всплыть и отдышаться.

Надо сказать, что все прирученные афалины умели отличать среди людей, работающих с ними, хороших и плохих пловцов. Время от времени последним даже устраивался небольшой «экзамен» (скорее всего это была просто разновидность игры): дельфин нырял вместе с человеком, уцепившимся за его плавник, и, дойдя до дна, останавливался, косясь на пловца. Пауза затягивалась. И если человек не выдерживал первым, выбирался и всплывал, в отношениях между ними наступал холодок. С таким пловцом, всегда отличая его от других, животные играли с неохотой и тут же оставляли его, если в воде появлялся другой человек. «Пересидеть» дельфина было, конечно, трудно: они удерживали человека у дна минуты полторы-две. Но с тем, кому это удавалось, животные всегда играли с удовольствием.

Может быть, именно поэтому крупные дельфины, предпочитавшие более достойных напарников для игр, охотнее шли на контакт со взрослыми, чем с мальчиком.

Самые «теплые» связи установились между Игорем и Бэси. Тотоша также вел себя неплохо, но мальчик немного побаивался более активного, а иногда и грубоватого самца. Бэси же редко задерживалась подолгу под водой, никогда не толкалась, всегда разрешала трогать и гладить себя - в общем, великолепно подходила Игорю как партнер в играх.

Однажды произошла любопытная история. Наплававшись, мальчик направился к борту вольера и, ухватившись за мостик руками, собрался вылезти из воды. В этот момент подошедшая сзади Бэси, которой явно хотелось еще поиграть, осторожно поймала зубами кончик его ласта и, потянув на себя, оттащила Игоря от мостика. Впоследствии она не раз проделывала этот маневр, но никогда не хватала за ноги, если на них не было ласт.

Бэси же изобрела игру «поймай меня», которая очень нравилась им обоим. Увидев, что мальчик сидит на мостике, свесив ноги в воду, Бэси подходила поближе, так что между ними оставалось расстояние не более метра, и ждала, когда он попытается ее поймать. Как только Игорь делал попытку схватить ее, Бэси стремительно удирала. И затем все повторялось сначала. Став в «исходную позицию», дельфиниха издавала короткий трубный звук, очевидно, сигнализируя о своей «готовности», и если на нее не обращали внимания - трубила снова, но уже более продолжительно. Эта забава очень напоминала игру трех-, четырехлетних ребятишек со взрослыми. Любопытно отметить, что если Игорю удавалось «поймать» дельфиниху - дотронуться до ее тела, то на следующий раз Бэси останавливалась чуть-чуть дальше, точно так же, как это делают в подобной игре со взрослыми и маленькие ребятишки.

Примечательно, что со взрослыми Бэси так не играла, хотя я неоднократно сам пытался навязать ей эту забаву и даже делал вид, что не могу ее поймать (в действительности это не составляло для меня особого труда). С Игорем же эта игра повторялась ежедневно, могла продолжаться довольно долго и прекращалась обычно по инициативе продрогшего мальчугана. Более того, плавая с Бэси после Игоря, я чувствовал ее явное нежелание играть со мной: она часто отходила от меня и, подплыв к стоящему у края вольера мальчику, высовывалась из воды. Бэси явно предпочитала его мне. Если возле вольера стояло сразу несколько человек и среди них Игорь, Бэси неизменно появлялась из воды рядом с ним, умея отличать его от других.

Надо сказать, что афалины обычно отличают обслуживающий персонал от людей, которые не занимаются уходом за ними. Хотя Игорь и давал ей иногда несколько рыбешек, кормлением Бэси занимались взрослые. Но лишь в исключительных случаях, когда дельфиниха была основательно голодна, она оказывала предпочтение тем, кто ее кормил. Так что тот интерес, который она проявляла к мальчику, был лишен всякой корысти.

Несколько позже Тотоша был переведен к Бэси, и мальчик возился сразу с обоими. Между дельфинками нередко возникало что-то вроде соперничества за право играть с ним. Когда Бэси подплывала к Игорю, сзади к ней подкрадывался самец, наваливался на нее сверху и топил, занимая ее место. Затем то же самое проделывала самка. Иногда «притопленный» начинал гоняться за обидчиком, но, проплыв два-три круга и обычно не догнав его, бросал преследование и возвращался к мальчику. Порой дельфины затевали своеобразную «чехарду»: разогнавшись, один из них пролетал через другого, затем через него прыгал второй. Прыгали и через Игоря, которому не нравилась эта игра, чересчур грубая для мальчугана. Больше всего он любил просто плавать, держась за плавники своих морских «скакунов», а то и сидя на них верхом.

В общем, возня этой резвой и неугомонной троицы весьма походила на игры ребятишек трех- четырехлетнего возраста. В действиях дельфинов ярко проявлялась та естественная потребность в развлечениях и играх, которая присуща всем высшим млекопитающим, в том числе и людям.

В морях и океанах у дельфинов нет подходящих напарников для игр, кроме представителей собственного рода, хотя известно, что дельфины часто плавают в сообществе тунцов. Бывают ли эти рыбы участниками их игр, сказать трудно. В океанариумах дельфины иногда пытаются играть с черепахами, головоногими и рыбами, но те по своему «характеру» не склонны к шумной возне, и если иногда, как пишут, и принимают участие в забавах дельфинов, то явно против своего желания. В подобных играх они совершенно пассивны и используют малейшую возможность, чтобы как можно скорее удрать подальше.

Очевидно, во всех случаях дружбы дельфинов с детьми, описанных в начале главы, героями событий оказывались молодые животные: судя по описаниям очевидцев, все они были небольших размеров. Скорее всего, это молодые бутылконосы, или афалины, отбившиеся по каким-то причинам от стада. Учитывая совпадение в характере игровой активности молодых дельфинов и детей, можно предположить, что, подойдя к берегу и увидев купающихся ребятишек, любопытные животные старались подплыть к ним поближе. Ребята своей возней и прикосновениями доставляли им удовольствие, как бы «поощряя» за приближение к себе. Так дельфин мог привыкнуть к тому или иному ребенку. «Любимцами», отмеченными в каждом случае, возможно, оказывались те дети, которые случайно заняли правильную позицию в поведении с животными. Тем более все они, судя по сообщениям, хорошо плавали и ныряли, что играло, безусловно, немалую роль в выборе дельфином напарника для игр.

Мне кажется, можно также предположить, хотя об этом и нет данных, что животные, выступавшие инициаторами дружбы, являлись самками, которые, как можно судить на примере Бэси и некоторых других, более привязчивы и «мягки» в играх с детьми.

Безусловно, нашего опыта еще недостаточно для каких-либо определенных заключений. Нужны длительные тщательные наблюдения за подобными ситуациями, как на воле, так и в океанариумах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2011
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

http://www.sssamara.ru/ - стеновые блоки Самара.