Пользовательского поиска




isuzu fvr 34



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Как дельфины стали дельфинами

Воспоминания о встречах с дельфинами возле Змеиного острова не давали мне покоя. Внимание, которое уделили мне эти жители моря, отсутствие в их действиях боязни человека, столь обычной для диких животных, были удивительными и совершенно непохожими на поведение известных мне животных. Мне хотелось больше узнать об этих морских обитателях, и я использовал каждую возможность почерпнуть какие-либо сведения о них из литературы или рассказов рыбаков.

К сожалению, в большинстве книг, касающихся дельфинов, которые мне удавалось достать, они рассматривались в основном как объект морского промысла и очень мало говорилось о том, что интересовало меня. Я нашел только одну-единственную книгу, не связанную с промыслом. Это была брошюра С. Ю. Фреймана «Дельфины Черного моря», вышедшая в Крымиздате в 1951 году. Но в тех сведениях о дельфинах, которые сообщались в брошюре, не было ничего особо интересного. Сведения же вроде того, что самки рождают детенышей, стоя на голове и высоко подняв хвост над водой, чтобы дельфиненок, попадая в воду, мог сделать первый вдох, вообще показались мне малоправдоподобными. Трудно было поверить и в то, что дельфиниха способна долго простоять в такой позе, и в то, что процесс родов происходит у нее так быстро. Высказывал автор и мнение, что зрение у дельфинов развито очень слабо. Впоследствии выяснилось, что это не соответствует действительности. Но это утверждение тогда не вызвало у меня сомнений. В то время дельфины были изучены крайне мало, так что в появлении в научной литературе подобных фактов и в моем легковерии не было ничего удивительного. Надо сказать, что за последние годы многое из того, что было известно о дельфинах ранее, пришлось переоценивать.

К началу 60-х годов в нашей печати начали появляться материалы, посвященные китообразным вообще и дельфинам в частности.

К тому времени увлечение китообразными превратилось у меня в своеобразное «хобби», я собирал и тщательно изучал всю литературу о них, какую мне удавалось достать. Было похоже, что ученые всерьез начинают интересоваться дельфинами. Да и было чем заинтересоваться: в поведении этих обитателей морей и океанов есть много загадочного и удивительного.

Так, до сих пор еще остается загадочным происхождение китообразных - оно бесследно теряется в геологической летописи планеты. Как считает большинство специалистов по морским млекопитающим, предполагаемые предки современных дельфинов перешли к водному образу жизни более 70 миллионов лет тому назад. За это время китообразные настолько приспособились к постоянному обитанию в воде, что внешне сделались совершенно непохожими на привычных нашему глазу наземных млекопитающих и стали скорее напоминать крупных рыб. И неудивительно: дельфины чувствуют себя в морских просторах не менее уверенно, чем коренные обитатели моря - рыбы.

Но китообразные - вторичноводные млекопитающие. А ведь, как известно, среди всех позвоночных в процессе эволюции именно млекопитающие наиболее приспособились к жизни в наземных условиях. И тем труднее было, казалось мне, наземному млекопитающему порвать с привычной средой обитания. Для этого предки китообразных должны были иметь очень серьезные причины. А такие причины, как полагают ученые, действительно были - борьба за существование и пищевая конкуренция. Многотрудный переход от наземного образа жизни к водному совершался постепенно: по-видимому, предки дельфинов не могли миновать и земноводной стадии, когда пребывание в воде чередуется с пребыванием на суше. Но, постепенно приспосабливаясь к новой среде, они все реже и реже выходили на берег и наконец, полностью порвали всякую связь с сушей.

Этот переход в иную среду обитания сопровождался, естественно, глубокой перестройкой организма. Но как и в чем заключалась эта перестройка? По каким направлениям шло приспособление (адаптация) к жизни в водной среде? Короче говоря, меня очень интересовало, как дельфины стали дельфинами.

Чем больше я углублялся в книги о дельфинах, тем больше убеждался, что изучение дельфинов шло отнюдь не прямой и ровной дорогой: сомнительные догадки, поверхностные заключения;- подчас ошибки - и тут же блестящие открытия. А некоторые важные тайны китообразных и до сего времени удовлетворительно не объяснены, хотя занимают умы исследователей не один десяток лет.

Возможно, не все со мной согласятся, но я убежден, что еще совсем недавно, изучая дельфинов, исследователи зачастую решали многие проблемы чисто умозрительно, не учитывая в должной мере конкретных условий жизни морских млекопитающих. Например, изумительная способность дельфинов ориентироваться с помощью эхолокации была открыта только в последние десятилетия, хотя ученые давно уже могли бы установить этот факт. Думаю, задержка открытия локационного аппарата произошла в основном из-за того, что люди издавна считали море миром безмолвия, недаром ведь существует даже такая пословица - «нем как рыба». Это укоренившееся представление о молчаливом море и его немых обитателях находило известное подтверждение и в результатах исследований органа слуха китообразных. У некоторых из морфологов складывалось мнение, что дельфины вообще неспособны хорошо слышать. Наружное ухо - одно из удивительных приспособлений наземных млекопитающих, позволяющее улавливать даже слабые сигналы,- у китообразных отсутствует, слуховой проход у всех видов очень узкий, а у некоторых видов даже забит так называемой ушной пробкой. Как же могут киты хорошо слышать при таком строении органа слуха?! Попробуйте ясно услышать своего собеседника, заткнув ушные отверстия хотя бы пальцами!

Конечно, было известно - это как-то само собой разумелось,- что дельфины реагируют на звук и даже любят слушать музыку. Но далеко не сразу узнали о том, что китообразные на самом деле наделены возможностями улавливать звуки в таком широком диапазоне волн, который раз в десять превосходит возможности человеческого слуха.

Дельфины издавна славятся как скороходы морей. Но что же делает этих животных такими превосходными пловцами и ныряльщиками?

Попробуем на секунду представить себя на их месте, в их родной стихии. Мы сейчас же столкнемся с тем фактом, что вода в 800 раз плотнее воздуха. Значит, когда-то для передвижения в ней у предков китообразных, бывших наземных животных, в первую очередь должны были видоизмениться конечности - превратиться в плавники (или ласты), а тело должно было приобрести более обтекаемую форму.

Вопрос о том, как именно плавают дельфины, обсуждается исследователями около ста пятидесяти лет. Было высказано много самых разных мнений. Одни утверждали, что животное производит косые удары хвостом или даже совершает им винтообразные движения. Другие полагали, что дельфин плывет только за счет колебательных движений тела в вертикальной плоскости. В такой разноголосице нет ничего удивительного: ведь еще в совсем недалеком прошлом наблюдения за плаванием дельфина могли производиться только с поверхности, и только визуально. При таком способе наблюдений, конечно, трудно было подметить тонкие движения главного движителя дельфина - хвоста (а дельфин плавает именно с его помощью), поскольку колебания хвоста происходят очень быстро, в пределах 0,5-4 взмаха в секунду. Только подробный анализ подводных киносъемок помог сравнительно недавно разобраться в механизме плавания этого животного.

Не имея возможности касаться подробно всего механизма, укажу лишь, что при плавании хвостовой плавник вместе с обтекаемым телом образуют единый двигательно-движительный комплекс. При этом хвостовые лопасти, как главный движитель, приводятся в вертикальные колебания через подвижный хвостовой стебель мощными мышцами туловища. Насколько эффективен двигательно-движительный комплекс дельфинов, говорит тот факт, что животные могут достигать скорости порядка 50 километров в час. Для сравнения укажем, что другие не менее известные морские млекопитающие - ластоногие (тюлени, морские котики и др.), плавающие с помощью ластов, развивают максимальную скорость почти в два раза меньшую, чем дельфины.

Дельфин обладает также завидной способностью быстро набирать скорость и, пожалуй, еще быстрее останавливаться. Так, достаточно бывает только одного энергичного взмаха хвоста, чтобы дельфин продвинулся вперед на расстояние, равное двум-трем длинам его тела. Дельфин, плывущий со средней скоростью, с помощью опять-таки хвоста, но, уже используя его как тормоз, прекращает движение на расстоянии, равном всего лишь половине длины тела. В этом случае, как рассчитали ученые, торможение оказывается столь резким (в воде оно граничит с ударом), что его смогли бы выдержать далеко не все технические транспортные средства, созданные человеком.

В плавании дельфина принимает участие не только хвостовой плавник, выполняющий еще и роль рулей поворота, но и спинной однолопастный плавник, служащий пассивным стабилизатором, и парные грудные плавники, действующие в основном как рули глубины. Таким образом, плавники дельфина выполняют разную деятельность, но все они имеют сходство во внешнем строении, представляя собой идеально выполненные гидродинамические крылья. Любопытно, что все они в своем сечении представляют классический профиль крыла, который построил Н. Е. Жуковский, «отец русской авиации». Следовательно, природа миллионы лет тому назад отработала такие аэрогидродинамические формы, аналоги которым человек нашел только сегодня. Но он пришел к этому путем долгих исканий, экспериментов, проб и ошибок, подчас даже не подозревая, что подобные конструкции уже существуют в природе в готовом виде.

В настоящее время изучением «патентов» природы для использования их на службе человеку и занимается бионика. Сейчас, например, ученые заняты разгадкой экономичности движения дельфинов - способности плавать быстро с малой затратой энергии. Развивая высокие скорости, они расходуют значительно меньше энергии, чем ее приходится затрачивать, буксируя с такой же скоростью жесткую модель дельфина, изготовленную человеком. В этой области достигнуты некоторые успехи, и я коснусь их попутно несколько ниже.

У предков дельфинов изменились не только формы тела. Для того чтобы они чувствовали себя в море как дома, у них должно было появиться еще несколько важных приспособлений, позволяющих им длительное время пребывать под водой и надежно ориентироваться в морских глубинах.

Известно, что ни одно из наземных млекопитающих не в состоянии надолго приостановить дыхание. Человек, например, может сделать паузу между вдохами не более чем на 1-1,5 минуты (профессионалы-ныряльщики способны задерживать дыхание и до 2-3 минут). А один из представителей китообразных - гигантский кашалот, как известно, спокойно проводит под водой до полутора часов. Есть чему удивляться!

Как оказалось, в легких и органах кровообращения китообразных имеется множество приспособлений, о которых я упомяну только в самом общем виде. Во-первых, у китообразных большая кислородная емкость крови. Это значит, что гемоглобин крови морских млекопитающих по сравнению с наземными обладает большей способностью связывать кислород. Главное же отличие водных млекопитающих от наземных заключается в том, что в их мышечной ткани содержится во много раз больше так называемого миоглобина, который аккумулирует кислород примерно так же, как и гемоглобин крови.

Перед тем как погрузиться под воду, глубоководные ныряльщики, например кашалот, на поверхности производят целый ряд вдохов - выдохов. После такой процедуры запасы кислорода в организме млекопитающих сильно возрастают, что и позволяет им длительное время пребывать под водой. (Точно так же поступают и наши профессионалы-ныряльщики: перед нырянием они усиленно вентилируют легкие.) Обитающим в поверхностных слоях воды дельфинам обычно нет надобности задерживать дыхание на длительный срок: они погружаются под воду на 7-15 минут. Для смены воздуха в легких, они, как правило, не замедляя скорости плавания, поднимаются к поверхности и, высунувшись из воды, менее чем за секунду совершают дыхательный акт. При этом иногда животные вылетают даже из воды целиком, совершая грациозные прыжки.

В процессе ныряния запасы кислорода крови расходуются очень экономно. Мышцы, например, в это время почти не получают его, довольствуясь запасами кислорода в миоглобине. Львиную долю кислорода крови получают жизненно важные органы, такие, как сердце, а особенно головной мозг и органы чувств. Подобное распределение крови обеспечивается в основном за счет изменения просвета артерий, разносящих кровь ко всем органам и частям тела. Стенки артерий, снабжающих кровью мышцы, сокращаются, отчего уменьшается диаметр сосуда, а следовательно, и его пропускная способность. И в результате работающие органы могут получать кислород довольно длительное время.

Поскольку почти вся кровь поступает только в некоторые органы, сердцу нет особой необходимости работать с полной нагрузкой. Возможно, именно поэтому довольно резко замедляется частота сердцебиения, наступает, как говорят ученые, брадикардия. Так, у дельфина афалины частота пульса изменяется от 100-130 ударов в минуту до 40-50. На поверхности, когда животное дышит, частота ударов сердца приходит в норму, просвет артерий увеличивается, и организм животного вновь насыщается кислородом.

Дельфины, как и все другие животные, ориентируются в окружающей среде при помощи органов чувств. Исследователи метко назвали органы чувств анализаторами, подчеркивая этим способность организма при помощи органов чувств анализировать среду своего обитания.

Но все ли органы чувств у дельфина развиты одинаково? Попробуем разобраться в деятельности главнейших из них.

Всем хорошо известно, какую существенную роль играет орган обоняния у наземных млекопитающих для распознавания запахов. После нашего знакомства с характером дыхания дельфина можно утверждать, что во время ныряния, когда носовой проход закрыт и дыхание приостановлено, ощущать запахи в воде с помощью органа обоняния наш друг дельфин не может,- так еще совсем недавно утверждали многие специалисты. Что касается анализа запахов из воздуха в период кратковременного выныривания, то вряд ли они имеют существенное значение для животного, которое большую часть своей жизни проводит под водой. Видимо, поэтому органы обоняния у дельфина недоразвиты, и обонятельные доли в его головном мозге не обнаружены.

Однако в настоящее время исследователи пересматривают и это сложившееся мнение. Наблюдения за дельфинами в океанариумах и в их естественной обстановке показывают, что животные оставляют в воде следы своего пребывания не только в виде испражнений и мочи, но и, по-видимому, выделяют разнообразные специфические вещества. Существенно, что дельфины живо реагируют на ничтожные следы веществ, которые оставляют после себя в воде другие морские обитатели. Подобная «химическая» сигнализация, рассчитанная на длительное последействие, по всей видимости, имеет большое значение для связи между особями одного и того же вида, а возможно, что и для распознавания следов пребывания добычи, врагов и т. д. Надо полагать, что изучение хеморецепции китообразных позволит понять принцип действия и определить точное местонахождение еще одного анализатора, развитие которого самым тесным образом связано с жизнью в воде.

Подробно говорить о значении органов зрения для наземных млекопитающих не приходится: более 80% информации они получают именно с помощью зрения, или, как теперь принято говорить, с помощью оптического анализатора. Что касается зрения у китообразных, то, как я уже упоминал, поначалу я присоединился к тому мнению, что у этих животных зрение слабое, а потому не может играть такой существенной роли в ориентации, как у наземных. Представление о плохом зрении китообразных базировалось на том логичном рассуждении, что в воде, как бы она ни была прозрачна, глаз не может видеть дальше 60 метров (а в Черном море - далее 25 метров). Во многих же районах в морской воде всегда присутствует взвесь нерастворимых веществ, а также полчища планктонных микроорганизмов. Все это делает воду еще менее прозрачной. Кто хоть раз нырял в море в маске, конечно, подмечал туманную завесу, которая, как правило, не позволяет разглядеть предметы, удаленные более чем на 10 метров.

Поэтому трудно было предположить, что дельфин в море руководствуется зрением. Будь это так, он не мог бы плавать с большими скоростями, ведь это грозило бы ему постоянными столкновениями. Он не мог бы охотиться и чувствовать себя в безопасности на больших глубинах в условиях сумеречного освещения или полного отсутствия света.

Но как пройти мимо тех фактов, что у большинства китообразных глаза достаточно развиты, сравнительно крупны, что от них отходят довольно мощные зрительные нервы? На этот счет высказывались разные предположения. Пожалуй, самым популярным среди них было мнение, что глаз, скорее всего, функционирует не как орган зрения, а как орган восприятия давления водной толщи. Однако мнение это оказалось совершенно не соответствующим действительности. На сегодняшний день считается доказанным, что у большинства дельфинов и китов зрение играет ведущую роль для получения достаточно полной информации, правда, с близкого расстояния. Ученые пришли к выводу, что глаза китообразных стереоскопичны и обладают достаточно широким полем обзора. Они также хорошо приспособлены не только к сумеречному освещению, но и к резким сменам освещенности. По-видимому, китообразные способны различать цвета и хорошо видят предметы как в воде, так и в воздухе.

Выше уже говорилось о том, как менялось представление исследователей и о другом органе чувств китообразных - органе слуха. Если зрение - это анализатор ближнего действия, то орган слуха, несомненно, может быть отнесен к самым «дальнобойным» анализаторам. Ведь звуки в воде распространяются раз в пять быстрее, чем в воздухе. Следовательно, дельфин имеет возможность собирать звуковую информацию с очень больших расстояний. В такой плотной среде, как вода, звуки хорошо воспринимаются и передаются посредством костей черепа. Сравнительно недавно ученые открыли, что в проведении звука к органам слуха дельфинов участвуют кости нижней челюсти, задние концы которых путем жировых тяжей тесно соприкасаются с черепом как раз в области слуховых костей. Таким образом, можно предположить, что кости нижней челюсти у дельфинов выполняют примерно такую же роль, как наружное ухо у наземных млекопитающих. У дельфинов этот необычный волновод действует так превосходно - примерно в шесть раз эффективнее, чем слуховой проход,- что животные могут с большой точностью определять направление звука.

Исследователи отмечают также исключительную способность органа слуха дельфинов распознавать интересующие их звуки при высоком уровне помех. Последнее качество имеет важное значение не столько для получения пассивной информации об окружающем, сколько связано с развитием эхолокации, дающей возможность получать информацию активным путем.

Как известно, в процессе эхолокации дельфин издает звуки и улавливает их отражение, так что в этом процессе участвует не только орган слуха, но и звукоизлучающий аппарат. Смысл явления заключается в том, что животное по времени возвращения сигнала точно определяет расстояние до предмета, отразившего звук. Естественно, что таким сложным процессом управляют высокоорганизованные центры мозга, способные мгновенно перерабатывать полученную информацию.

Выяснить, каким образом дельфины издают звуки, оказалось не так-то просто, а механизм звукоизлучения не разгадан до конца и до сегодняшнего дня. Конечно, сразу было ясно, что дельфины не могут издавать звуки под водой таким же образом, как это делают наземные млекопитающие. Для того чтобы заставить голосовые связки зазвучать, им потребовалось бы протолкнуть через гортань большое количество воздуха. Но, во-первых, запас воздуха в легких необходим дельфину для дыхания, а во-вторых, у многих китообразных голосовые связки вообще не обнаружены, а у других они оказались недоразвитыми. И, тем не менее, дельфин способен издавать самые разнообразные звуки почти непрерывно.

После многотрудных исследований ученые выяснили, что большая часть звуков производится в сложных лабиринтах проходов и полостей, расположенных в лобно-жировом выступе головы дельфина и тесно связанных с воздухопроводящими путями. Как полагают ученые, посредством многочисленных мышц, окружающих полости (или воздушные мешки), заключенный в них воздух может перегоняться из одного мешка в другой, вызывая вибрацию как стенок самих мешков, так и проходов и клапанов между ними. Одна и та же порция воздуха, заключенного в мешках такого оригинального генератора, может многократно перегоняться из полости в полость. Благодаря этому нырнувшее животное почти не расходует на произведение звуков запасов воздуха. На исследователя, прослушивающего голос дельфина с помощью специальной аппаратуры, обрушивается иногда целый фейерверк разнообразных звуков. Здесь можно услышать и резкие щелчки, и одиночные, похожие на громкий выстрел, трески, и целую серию тресков, напоминающую пулеметную очередь. Тут слышатся и разные скрипы (о которых я уже упоминал), и вой, и лай, и свисты самых различных тонов. Короче говоря, голос дельфина обладает очень широким диапазоном звуковых колебаний.

Открыв удивительную эхолокационную систему дельфинов, убедившись в их способности мгновенно перерабатывать полученную с помощью эхолокации многоообразную информацию, приступив к изучению издаваемых ими сигналов, исследователи пришли к выводу, что имеют дело с животными, головной мозг которых отличается необычайно высоким развитием.

Обращает на себя внимание и тот факт, что дельфины значительно быстрее, чем другие млекопитающие, вступают в контакт с человеком, неизмеримо быстрее и легче, чем они, поддаются обучению. Все эти неожиданные открытия, обрушившиеся на человека в последние десятилетия, породили буквально лавину смелых догадок, а подчас и самых фантастических предположений и проектов у некоторых исследователей, увлеченных идеей установления разумных контактов с дельфинами.

Особенно горячо высказывался известный американский физиолог Дж. Лилли. Я прочитал его книгу «Человек и дельфин» и был поражен сделанными им оптимистическими выводами: человечество наладит разумные контакты с дельфинами в ближайшие 10-20 лет. Лилли считает, что эти морские обитатели обладают высокоразвитым интеллектом, сравнимым, по его мнению, с разумом человека.

Ищущие сенсаций западные журналисты, как часто бывает, преподносили публике предположительные высказывания ученых в слишком категоричном виде. Так возникла молва о том, что «дельфины - люди моря» и даже «наши младшие братья по разуму».

Однако одновременно с этим раздавались голоса трезво настроенных ученых. Они стремились объективно подойти к изучению поведения дельфинов и деятельности их головного мозга. Так, советский ученый А. Г. Томилин, известнейший специалист по китообразным, считает, что развитие мозга дельфинов - это в первую очередь результат изменения среды обитания, вызвавшего резкую перестройку многих систем органов, особенно органов чувств, результат появления в голове животных сложного вычислительного механизма, расшифровывающего информацию, полученную с помощью эхо-сигналов. Многие люди, увлеченные идеей «очеловечивания» дельфина, забывают, что в его поведении часто отмечаются такие парадоксы, которые вряд ли могут характеризовать его ум и сообразительность с лучшей стороны. Я надеюсь, что недалек тот день, когда мы объективно оценим способности дельфина, до конца узнаем тайны его мозга и станем свидетелями того, как человек сумеет воспользоваться этими тайнами и сделать дельфина своим помощником.

Изучение поведения дельфинов, которым я занимался на протяжении ряда лет, дает возможность и мне рассказать о своих наблюдениях и тех впечатлениях, которые я вынес из общения с ними.

Почти все читалки или слышали о дельфинах, а многие и видели их в море или дельфинариях. Но мало кто знает, что в настоящее время существует около 45 видов дельфинов (До сего времени открыты и описаны еще не все виды дельфинов. Так, только сравнительно недавно, в 60-х годах, были обнаружены еще три новых вида дельфинов.- Прим. ред.), отличающихся не только размерами, окраской тела, но и образом жизни.

Все дельфины в систематическом отношении образуют единое, четко обособленное семейство так называемых настоящих дельфинов, которое входит в подотряд зубатых китов отряда китообразных.

По сравнению с китами-гигантами из другого подотряда китообразных - усатых китов (синий кит, например,- самое крупное в мире животное, длиной до 30-33 метров и весом до 150 тонн) дельфины кажутся весьма мелкими: они бывают от 1 до 10 метров длиной.

Все дельфины отличаются большой подвижностью, их обтекаемой формы тела весьма стройного сложения, с хорошо развитыми плавниками.

У всех дельфинов хорошо развиты легкие. Вдох и выдох происходит через единственное носовое отверстие - дыхало, сместившееся в процессе приспособления к водному образу жизни на самую верхнюю часть головы - ту часть, которая первой показывается из воды, когда животное выныривает. Челюсти у дельфинов, как правило, удлиненные. Их часто называют рострумом, или клювом,- настолько сильно они бывают вытянуты. Число зубов у разных видов колеблется от 60 до 220, зубы конической формы. Многочисленные зубы и вытянутый рострум отлично служат дельфинам, помогая схватывать и удерживать пойманную рыбу, которая составляет основной пищевой рацион этих животных.

Дельфины - стадные морские животные, но они держатся и семьями. В такой семье живут вместе несколько поколений животных, родившихся от одной самки. Обычно обособленную группу дельфинов возглавляет вожак-самец, которому часто приходится отстаивать свое главенство в драках с другими самцами.

Дельфины широко распространены и встречаются в сравнительно большом количестве во многих морях и океанах. У нас в Черном море издавна обитают три вида дельфинов: наиболее крупный из них, афалина,- до 3-5 метров длиной и весом до 350 килограммов; более мелкий обыкновенный дельфин, или дельфин-белобочка,- длиной до 2,5 метра и весом до 100 килограммов; и, наконец, третий вид, тоже один из небольших дельфинов, морская свинья, или азовка,- длиной до 1,4 метра и весом до 60 килограммов.

У всех трех видов черноморских дельфинов нижняя часть тела более светлая, почти белая. Спина же у афалины и азовки сероватого цвета, у белобочек - черная. Переход от темных тонов к светлым у афалин и азовок постепенный, как бы смазанный, а у белобочек - резкий, и на их боках ясно видны красивые черно-белые полосы.

Афалина обычно держится недалеко от берегов на небольших глубинах. В Черном море глубже 90-100 метров этот вид не ныряет. Питается афалина преимущественно придонными видами» рыб - камбалой, кефалью, морским ершом.

Обыкновенный дельфин, или белобочка,- обитатель открытой, пелагической области моря. Это один из наиболее быстроходных дельфинов, глубже 60-70 метров он, как правило, не ныряет. Отличает белобочку от других дельфинов, водящихся в Черном море, ее весьма удлиненный рострум с многочисленными зубами - до 220.

Азовку, или морскую свинью, легко отличить от остальных двух видов черноморских дельфинов по короткой голове и закругленной морде, рострум у нее почти не выражен. В связи с этим и зубы у азовки относительно малочисленны - не более 60. Этот дельфин обитает, как и афалина, в прибрежных районах моря, предпочитая заходить в мелководные заливы и бухты, а иногда и в устья рек.

Лучше всех других видов дельфинов уживается в дельфинариях и быстро привыкает к условиям неволи афалина. Она в общем-то и стала основным объектом разнообразных исследований.

После всего, что я узнал о дельфинах, мне еще больше захотелось продолжить знакомство с ними, начатое на Змеином, острове.

А вскоре представилась и возможность сделать это.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://animal.geoman.ru "Мир животных"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru