НОВОСТИ   КНИГИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  


Яйцекладущие
Двуутробки
Насекомоядные
Звери хищные
Непарнокопытные
Парнокопытные
Отряды









География    Народы мира    Растения    Лесоводство    Птицы    Рыбы    Беспозвоночные   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Без прицеливания, но не бесцельно

Чукотские поселки расположены или на галечниковых косах, отделяющих от моря мелководные опресненные лагуны, или на возвышенностях, примыкающих к косам.

Косы привлекают людей тем, что здесь всегда сухо, нет обычного для тундры долгого осеннего и весеннего распутья. Зимой ветер сдувает с кос снег, и едва начнет пригревать солнце и пахнёт теплый ветер, как на косе уже чувствуется весна. И даже дождливая погода не докучает сыростью и грязью: вода просачивается в гальку, а коса, пока идет дождь, только блестит, как лакированная. Один у косы недостаток - она невысока над морем. Поднимется шторм, и волны пойдут через нее прямо в лагуну. На такой косе жилье не построишь.

Хотя для поселения предпочитается сухая береговая терраса, возвышающаяся над морем, но от косы чукча все равно далеко не селится. С возвышенности хорошо обозревать море. Отсюда будет виден появившийся у берега кит, стадо моржей, нерпа на льду. Все эти морские животные еще недавно составляли пищу охотника и его семьи, доставляли им одежду и кров, служили для обмена на оленье мясо и шкуры с чукчами-оленеводами, кочующими в глубине полуострова.

Для чего же нужна коса в том случае, когда яранги, как называют жилища чукчей, стоят на высоком берегу? Коса - удобная пристань для длинных кожаных лодок - байдар, с которых ведется морская охота. С косы байдару легко спустить на воду, а с моря легче причалить к берегу. На отлогом берегу волны распластываются, не образуя опасных для утлых судов всплесков. Да и байдары держат на косе, на высоко приподнятых вешалах, которые еще недавно сооружались из длинных челюстных костей китов. Байдара, поднятая на вешало, быстро просыхает на ветру и недоступна для собак. Ведь байдара сделана из тонкого слоя моржовой кожи, и никогда не теряющие аппетита собаки могут просто ее съесть.

Но есть у кос и еще одно преимущество. Летят летом через косы на кормежку в море бесчисленные и огромные стада уток. Летят на высоте 10- 15 метров над землей, и так плотно, что на секунды меркнет свет, а шум крыльев напоминает грозный рокот скатывающейся с гор снежной лавины.

Своеобразна охота на уток, проносящихся в этих стаях. О ней и хочется рассказать, так как скоро станет она лишь темой легенд о том «добром старом времени», когда дары природы казались неисчерпаемыми. Да так оно и было лет тридцать пять назад. При небольшой в то время заселенности побережья Чукотского моря «дна» у обильного ларца природы было не видно (В настоящее время охота на водоплавающую дичь огра­ничена определенными правилами и на Чукотке. - Прим. ред.).

У поселка, близ которого располагалась наша полярная станция, во время перелета уток светлой полярной ночью на косе появлялись охотники, вооруженные двустволками. Они выстраивались цепочкой и ждали утиных налетов. Чукчи хорошо знают, где полетят утки, поэтому охотники «с материка», то есть с нашей полярной станции, подстраивались к местным охотникам.

Более добычлива эта охота не на косе, а в море, у косы. Здесь падают подранки, и для «охоты» нужно не ружье, а сачок. Взрослые охотники считают несолидным подбирать подранков, этим обычно занимаются подростки.

Для доставки уток на станцию приходилось впрягаться в тележку. Поваров такая обильная добыча не радовала. В столовой питалось около пятидесяти человек, а «норма» в разгар сезона была утка на двоих. На ощипывание уток не было времени, их просто обдирали, объясняя это не только экономией времени, но и тем, что утиная кожа с жиром придает утке запах и вкус ворвани.

Гаги, основной вид уток, которые летали над косой, вкусны и когда их жарят в ощипанном виде. В этом не раз приходилось убеждаться.

Иной охоты на уток, кроме стрельбы по стае, в наших местах не практиковалось. На тундровых озерах, где гнездились утки, их никто не беспокоил.

Прилетели утки в тундру в конце апреля. В это время появляются проталины, а на озерах забереги. Корм можно найти и в устьях речек, впадающих в лагуны и в море. Но основной корм утки находят в море, в разводьях между льдинами.

Однажды, а было это в апреле 1937 года, прилетев в тундру, утки нашли там мертвый, сияющий под солнечными лучами снежный покров. Он скрыл озера и склоны гор, на голых каменистых вершинах которых не было даже сухой прошлогодней травы, чтобы наполнить голодный желудок.

Усталые после длительного перелета, птицы бросились к морю. Но и здесь их встретила белая пелена снега, покрывшая сплошные торосистые льды. Ни одной темной полоски разводий, ни одного пятна полыньи. Консервативная сила инстинкта мешала птицам вернуться к югу и там переждать запоздавшую весну. А может быть, на такой полет уже не было сил.

И вот люди стали свидетелями трагедии птиц. Стаи уток и гусей растерянно метались вдоль морского берега, залитого весенним солнцем. Стояла морозная погода с легким северным ветром, радовавшая людей, но приносившая птицам гибель.

В канун первомайского праздника поехали мы на собаках в соседний чукотский поселок. На двух нартах уместились наши маленькие участники школьной самодеятельности, которым предстояло дать праздничный концерт. Сорок километров, разделявших поселки, проехали за три часа. Лихая езда объяснялась и хорошей дорогой, вернее, плотной поверхностью снега, так как накатанных дорог здесь нет, а главное, азартом, который не угасал в упряжках на всем пути.

Вызывали его валявшиеся на пути погибшие утки и гуси. Завидев впереди на снегу темные точки, собаки неслись к ним во весь дух. Подбежав, убеждались, что поживиться нечем. Все что можно было извлечь съедобное, сделали за них песцы. Но собак это не разочаровывало. Заметив новые тем­ные точки, они вновь припускали вскачь, на радость пассажирам, у которых ветер свистел в ушах от быстрой езды. То же было и на обратном пути.

Через день подул южный ветер. Усиливаясь, он перешел в шторм с дождем и мокрым снегом. Эта погода довершила беды тех птиц, которые еще метались между морским берегом и тундрой. Но она спасла тех, которые прилетели после шторма. В море произошли подвижки льда, появились обшир­ные разводья. Побурели и склоны гор.

Насколько серьезен был урон, который понесли птицы в эту позднюю весну, можно было судить по поредевшим стаям, пролетавшим летом через нашу косу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© GEOMAN.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animal.geoman.ru/ 'Мир животных'
Рейтинг@Mail.ru